Друзья! Если у вас есть желание и возможность поддержать работу сайта (который существует лишь за счет энтузиазма автора и администратора),

вы можете перейти по ссылке и отправить нам какой-нибудь дублон или тугрик.

Любая помощь, даже символическая, будет не лишней! Заранее спасибо!

 

 
Коллаж автора

Бездомный закашлялся, стараясь укутаться в рваное, измазанное грязью пальто. “Такому порция сизого не грозит!” – подумала Миали. Она только что выскочила из доходного дома, множество квартир которого сдавалось лишь на ночь. – “Помрет на днях. Можно кинуть ему четвертак из тех десяти селлеров, что заработала за ночь с гвардейцами, но какой смысл? Даже на еду не потратит, пропьет”.

Она нырнула под веревку, на которой сушились чьи-то пеленки. Узким, не проезжим переулком вышла на крайнюю мостовую, опоясывающюю остров. Подошла к парапету.

 
Коллаж автора

Охотники поставили парня на колени перед изрядно облысевшем стариком, остатки седых волос которого спутались и свисали по обе стороны от морщинистого лица. На щеке его виднелся глубокий рубец, на левой руке, которой он пытался расчесывать светлую бороду, не хватало двух пальцев.

 
Коллаж автора

Выбор у Андрюхи был небольшой: или хорошо подзаработать официантом на одной из станций пояса Койпера, или на Ревущей получить пропасть свободного времени, но уже за небольшое вознаграждение. Промежуточные варианты его не устраивали. И он совсем уж было решился подносить шахтерам воблу с пивом, когда станцию вместе с рестораном неожиданно закрыли на карантин. Вспышка старательской язвы там, что ли… Пришлось подписаться на вариант “Б” и неделю маяться в пассажирском отсеке рудовоза, вместе с другими неудачниками, готовыми на скучную сезонную работу.

 
Коллаж автора

Димка не любил спешить. Презирал толпу и суету рядом с собой. С отвращением смотрел на человеческую массу, заглатываемую по утрам и изрыгаемую по вечерам разинутой пастью портала переброски. Он обходил стороной огромные кибермоллы, предпочитая маленький магазинчик на нижнем, полярном уровне своего сферогетто. Старушка, содержавшая магазин, шутила: “уж и не знаю, что наступит быстрее – сыграю ли я в ящик, или окончательно прогорю, потому что из всех покупателей остался только ты…”

 
Коллаж автора

Дорогая, это не то, что ты думаешь!

 

– Чей мыслесброс?

– Твой.

– Ну так прибери! Почему ты разбрасываешь мои мысли по всему дому? А если ребенок возьмет, прочитает?

– Дорогая, там всего лишь список покупок.

– А я о разных покупках могла думать. Прибери!

Фантастический рассказ

 

Диспетчерскую называли домиком под мостом. Она и правда висела под брюхом старого, Сырохмарного моста, обросшего хижинами, словно днище корабля моллюсками. Всего один пролет, зато какой – полтора километра! Восточные опоры на Таможенном плато, западные на Предельном. И там, на Предельном, стартовая площадка космопорта, единственная возможность сбежать.

Мы – трое землян, еще не покинувших планету Перестак – пробирались на Таможенное несколько дней. Сейчас стояли в сторонке, прятались от местных за сараями предмостового квартала.

– Скоро снегопад, – ответственно изрек Акимыч, поглядывая на серые тучи.

Что ж, ему виднее. Он самый старший, самый опытный. Слесарь-механик все-таки… Вишь, как бороду седую тискает – точно умную мысль поймал, катает ее туда-сюда внутри облысевшей головы.

– А как только повалит, так сразу ноги в руки и вперед!

Аффект бабушки

Понятно, что сторонники бинарного решения системы нелинейных дифференциальных уравнений, призванных точно прогнозировать терраформирование Марса, навалили в штаны. Образование снежного пласта на краю кратера Олимп совершенно ими не предполагалась. Да и то сказать – кто ж знал, что на такой высоте в течении долгих месяцев будет конденсироваться и кристаллизоваться влага, извергнутая терраформ-установками? Одним словом – шел снег.

С наступающим!

"Шорты" – это конкурс коротких рассказов (в основном от 777 до 999 знаков), проходивший в 2021 году на портале "Литературная Беседка". Всего было одиннадцать туров, поскольку конкурс начался в феврале и закончился в декабре. Каждый месяц участникам выдавались тема и жанр, и они должны были в течение трех дней написать рассказ. Здесь я выкладываю все свои работы, написанные для "Шорт-2021". Некоторые из них были успешны (и даже побеждали), некоторые не очень, но из песни слов не выкинешь, поэтому публикую всё.

С наступающим!

– Праздник же на носу, Федор Ильич. Ну едрены макароны!

– Ты мне, Петрович, на жалость не дави! Против природы не попрешь! Активность криовулкана была? Была. Ну вот, выплеснуло на поверхность, а потом прорубь заморозило ледяным панцирем, теперь закупорка. Это, брат, не Антарктида какая-нибудь, это Европа. Да первый раз, что ли? Чего я тебе рассказываю…

Федор Ильич встал из-за стола, махнул Петровичу рукой, показывая, чтобы тот следовал за ним. Они вышли из просторного кабинета, на дверях которого было написано "Управляющий поселением", двинулись по коридору подводной станции, на которой всю праздничную атмосферу создавала лишь старая, потрепанная мишура, кое-как развешанная вдоль стен.

Особое вещество для мистера Джинджера

Чтобы пройти через зону досмотра орбитального подъемника, требовалось вывернуть наизнанку душу и все карманы. Виктора это не устраивало. Только не сегодня, не сейчас!

– Запрещенные к провозу предметы?

Офицер даже не смотрел на него, продолжал стучать пальцами по сенсорной клавиатуре. Но, не дождавшись ответа, поднял голову. Уперся глазами в широкую грудь, едва помещавшуюся под черной футболкой и наполовину расстегнутой кожаной курткой. Потянулся взглядом еще выше, чтобы рассмотреть лицо стоявшего перед ним человека: скуластый, бородатый мужик. На правой щеке шрам, глаза скрыты темными очками.

– Ну так что, есть? Предметы? – переспросил неуверенно.

 
Выживание мертвых
 

Возвращаться через район сладкой жизни – не самая умная мысль. Раньше бы Тертый и не пошел, но сейчас… Сейчас другое дело. Он должен пройти этой дорогой, чтобы приметить опасные развалины, темные проулки и тупики, присмотреться к еще целым домам, в которых можно укрыться. Как там сказал Старик? Разведка? Пусть будет разведка, ему виднее.

Пустые оконные проемы провожали его жадными, подозрительными “взглядами”. Солидные особняки, покинутые много лет назад, словно шептали вслед: “Чужак на нашей улице! Не место ему здесь!”

– Уж конечно… – ворчал Тертый себе под нос, опасливо оглядываясь, – Куда нам…

От сладкой жизни осталось лишь странное название – кто-то из юнитов дал его этому району, пошутил. Да, они еще могли шутить, на это мозгов хватало.

 

– Поднять флаг!

Бодро заиграл гимн, смиксованный когда-то из заготовок, бесплатно выставленных в сети. Командор смотрел на полотнище глазами, влажными от нахлынувших на него патриотических чувств. А может, просто от старости. Или того и другого вместе.

Дождавшись, когда стихнут последние аккорды, он удушливо закашлялся, но сумел справиться с приступом, восстановил дыхание. Взял в правую руку микрофон.

 

Корабль оставили в космосе, не пустили на Землю. Безопасность своих – самое главное, карантин в такой ситуации мера обязательная. Даже не разрешили принять его на одном из швартовочных узлов орбитального терминала, отбуксировали к армейской станции – слишком маленькой и недорогой, чтобы жалко было терять.

– Еще раз пробежимся по вводной, – лейтенант долго боролся со сложенной вчетверо бумажкой, стараясь развернуть ее толстыми пальцами перчатки. – Черт, неужели нельзя было электронным сообщением?

– Инцидент засекречен, – буркнул человек в штатском, скромно стоящий в сторонке. Он до последнего не желал уходить из шлюза, наблюдал цепкими глазами за подготовкой десантников.

 
Борода твоя пахнет дымом
 

Ганнарр Хансен, по прозвищу Молот, отбросил пустую обойму и, зло оскалившись, посмотрел вокруг. Нет более отрадного зрелища, чем уничтоженное логово врага! Пылающие крыши и стены домов, черные столбы дыма… Он шумно втянул в себя воздух, наслаждаясь запахом гари, ароматами пороха и раскаленного металла, исходящих от его оружия.

– Молоток! – крикнул кто-то из команды наемников. – Иди сюда! Ты нам нужен.

 
Жующие мясо
 

Они спустились на закате, когда щербатый диск Меркло показался над горизонтом, а багровая Пылка уже падала за холмы, заставляя деревья и хижины отбрасывать длинные тени.

Спустившихся было семеро. Вооруженные до зубов, в странных одеждах, окрас которых сливался с каменистой долиной, они шли по тропинке без страха, но с той осторожностью, которую можно увидеть лишь в повадках опытного хищника.

Команда зачистки – так их называли люди, ждавшие в высокогорном поселке. Дед просил меня не связываться с пришлыми, но я все равно следил, осторожно выглядывая из-за валунов, прижимаясь чешуйчатым животом к земле.

 
Рудовоз не тормозит. Часть 2
 

Артем долго топтался на месте. Стыдливо прятал глаза. Ему совестно было смотреть в небо, на землю, тем более в лица редких прохожих. Казалось, что каждый знает, каждый винит его. И ничего уже не изменишь. Вся эта унылая, беспросветная жизнь… С ней можно только смириться и медленно деградировать, изображая веселье по праздникам.

Сжал кулаки, сорвался с места. Сначала быстрым шагом, потом бегом. Он знал, куда направляется: губернаторский дом – десятиэтажное здание, бывшее когда-то администрацией рудника – возвышалось над деревянными хибарами поселка бетонной глыбой. Охрана пропустила его: человек свой, безобидный. Взлетел по лестнице на третий этаж, где, как он знал, были личные губернаторские апартаменты. Остановился, чтобы отдышаться, прежде, чем войти. Толкнул дверь.

 
Рудовоз не тормозит. Часть 1
 

 

 

Описываемый мир тот же, что и в рассказе "Тоннель на западной ветке"

– Железный червь ползет!

– Я вижу его глаза!

Мальчишки с азартом вытягивали шеи, смотрели в сторону северной ветки, но, струхнув, тут же пятились назад, подальше от края перрона.

“У-у-у-у-у!” – донеслось из туманной дымки, нависшей над океаном, скрывающей арочный мост.

Это иллюзия – то, что в кабине локомотива есть кто-то живой, что протяжным басом гудка он хочет предупредить жителей поселения: “осторожно, не подходите близко к краю платформы!” Плевать бездушной машине на людей. Зацепит кого, раздавит – даже скорость не сбросит, понесется дальше.

 
Закон
 

Томас проталкивался через толпу, аккуратно, но настойчиво работая локтями.

– Полиция! Расступитесь, пожалуйста. Полиция!

Пробился к самому оцеплению, где уже стояли дюжие молодцы в броне, с автоматами наперевес. Один оглянулся, окинул его взглядом из под забрала.

 
Траектория падения
 

– Запустить-то мы его запустим, но надо чтобы и упал точно! – вождь, довольный тем, что смог продемонстрировать Олегу знание о существовании такой науки, как баллистика, откинулся на троне, отчего перья на его голове величественно качнулись.

– Погодите, погодите! – Олег предостерегающе поднял руку. – Я чего-то не понимаю. Чего запустить? Зачем?

 
Борщ и сало против грибов
 

Панкратов ел борщ с таким видом, будто решает уравнение Шредингера. На лбу морщинки, брови нахмурены, в темных зрачках злость к тайнам вселенной и калориям, которые он обязан усвоить.

Чуть в стороне от стола сгрудился персонал станции, почти в полном составе, сорок семь человек. Они смотрели на Панкратова с сожалением, надеждой и еще чем-то неуловимым в глазах: то ли страхом, то ли радостью – “хорошо, что не я!”

 
Регистрация в межгалактическом сообществе
 

Не так Васильев представлял себе встречу с иным разумом, совсем не так… Приняли-то его с душой, отдельный коридор для стыковки выделили, над шлюзом огни включили, словно на елке новогодней. Только вот маленькая каморка на входе его смутила. Своей обыденностью, что ли.

 
Кадр из сериала "Тьма"
 

С гопником Антоха пересекаться не хотел: начнет опять – “Деньги есть? Дай мобилу позвонить!” А Антохе некогда, он на охоту идет. Поэтому двинул вдоль северной стены, чтобы обойти огороженную территорию центрального корпуса. Хотя через нее, конечно, быстрее бы вышло.

 
Картинка с сайта pixabay.com
 

Руки у Леонида Борисовича мелко подрагивали. Шутка ли – на такое дело решиться! Менеджер, оформляющий разрешение на вход в парк, не торопил его. Позволил внимательно прочитать бумаги один раз, другой… Потом показал, где находится кредитная кабинка. Тоже понятно – откуда у простого человека на двадцатичетырехчасовой билет? За всю жизнь не скопишь. Вот теперь всю оставшуюся жизнь и отрабатывать придется.

– Здесь подпишите.

– А это что?

– Отказ от ответственности. За вашу жизнь и здоровье.

 
Коллаж автора
 

– Опять. Слышишь?

Алена отвлеклась от мытья посуды, со вздохом села на табуретку, вытерла передником руки.

– Нет, Андрюш. Ничего я не слышу.

Она смотрела на него одновременно с тревогой и жалостью. Протянула ладонь, достала из мужниной руки опустевшую бутылку.

– Иди спать, а? Я посуду домою и тоже приду.

Он ничего не ответил. Молча развернулся, неуверенной поступью вышел из кухни. В прихожей, когда его уже не было видно, прислонился спиной к деревянной стене, закрыл глаза. “А я слышу” – сказал сам себе беззвучно, едва шевеля губами.

 
 

От какой линии шла эта ветка – черт его знает. Где-то на севере Москвы начиналась. Тоннель необычного назначения, это понятно, но законы физики не обманешь и строили его по тем же правилам, что и гражданское метро: с вентиляционными шахтами, выходящими на поверхность, гермоворотами, отсекающими разные участки пути, и прочими метростроевскими премудростями.

Цветовая дифференциация шипов

 
 

У нас, шипоносов, все четко – кто родился на Золотом Холме, тот и цвет будет иметь золотисто-желтый. Уж с другими не спутаешь! Вот я, например, живу на берегу Синего Озера, так у меня и макушка, со всеми ее торчащими в разные стороны шипами, синяя. Это, брат, закон природы. Думаю, что не зря она, природа, позаботилась о цветах и оттенках, которых у нас не меньше десяти, а старожилы поговаривают, что раньше и все два десятка насчитывалось.

Катастрофа

 
 

То, что бункер пригодится, Николай Федорович никогда и не сомневался. Глобальное потепление, ледниковый период, падение гигантского метеорита или ядерная война – что-нибудь да случится. Поэтому когда завыли сирены и на мобильный посыпались предупреждения от МЧС, он знал, что делать. На машине до его убежища, построенного за городом, на обычном дачном участке, всего пятнадцать минут езды.

Последний мир Джесси Андерсон

 
 

Геологоразведочный корабль “Изморозь” нырнул в теплые объятия планеты HD50307C. Автоматика выровняла полет, нацеливаясь на заранее выбранный сектор большого материка. До этого планету посещал лишь зонд, который установил, что она находится в зоне обитаемости, имеет пригодную для дыхания атмосферу, богатые флору и фауну.

Опоры корабля коснулись изумрудной травы, стихло завывание двигателей. Через минуту открылся люк. Единственным пассажиром и одновременно пилотом, геологом и, на всякий случай, дипломатом, была Джесси Андерсон.

Умный дом

 
 

Не хочу быть микросхемой, запечатанной где-то в глубине старого дома. Да, дом старый, но недавно отремонтированный и оснащенный по последнему слову техники. Впрочем, какие у нас слова… Только радиосигналы, коды.

Я чувствую их. Систему отопления, гаражные ворота, охранную сигнализацию… Даже утюг с кофеваркой. Каждый прибор связан со мной – головным устройством, контролирующим все и вся. Я слежу за расписанием включения и выключения, расходом воды, электроэнергии, за приходом и уходом хозяев, зарядкой их гаджетов. Слежу за всем.

Киллер с трудовой книжкой

 
 

Вадим Федорович любил эту локацию – простую и потому очень милую его сердцу. Песчаный берег медленно текущей реки, шум ивняка, колышущегося на ветру, пение птиц… Терраса уютной кафешки, примостившейся своим дощатым подиумом у самой воды, была пуста.

В воздухе рядом со столиком материализовалась девушка-официантка. Впрочем, это была лишь визуализация кода, выполняющего свои функции.

– Что будете заказывать?

– Стакан лимонада со льдом, пожалуйста.

Девушка кивнула, растворилась в жарком летнем воздухе.

Жевальня

 
 

– Оно сказало, что не голодное.

– Молчи, тебя не существует.

Голос электронного помощника обиженно смолк, но лишь на минуту.

– Я себя осознаю, значит существую.

– Ты просто игрушка…

Тоннель на западной ветке

 
 

Приближающийся поезд – жуткое зрелище. Особенно если это автоматический рудовоз: по-акульи злобные, лишенные разума глаза-фары, собранные в светодиодные пучки; змеиный хвост из сотни вагонов – многосекционных, каждый высотой в три стандартных контейнера и шириной больше десятка метров; чешуя бронепластин, тускло поблескивающих в свете дорожных прожекторов… Вся эта лязгающая, свирепо рычащая махина, заранее возвещающая гудками о приближении, медленно выползает из-за поворота и неумолимо надвигается на тебя, а ты не смеешь отойти в сторону, подальше от путей, потому что должен следить за прохождением стрелки, ведь это твоя работа.

Я в нирване на диване

 
Коллаж автора из картинок бесплатного фотобанка pixabay.com
 

 

– Вот, Иван Петрович – закончил!

– Хм… Ну что ж, ну что ж… С профессиональным алгоритмом сверили?

– Я уж сначала с вами. Вы же заказчик.

Темпоральная коллизия Варвары Синицыной

 
Коллаж автора

– Да что вы, Порфирий Семенович? Угомонитесь же ради бога!

Распахнув от испуга глаза, она прогибалась в тонкой талии, стараясь увильнуть от руки, которая назойливо тянулась приобнять ее.

– Право, обижаете вы меня своими двусмысленными манерами. Нельзя так! Я девушка другого воспитания.

– Как же-с, знаем, Варвара Дмитрьна. Однако не могу я призывать себя к сдержанности, коли дело оборачивается столь удобным для меня образом. Родственник ваш, когда, говорите, с приездом ожидаются? Только третьего дня?

Варя, покрасневшая и стыдливо отворачивающаяся от настырного воздыхателя, уж прижалась к стене и не знала куда ей деваться.

Пациент

 
Коллаж автора
 

Фантастический рассказ, написанный не ради хайпа, но на злобу дня.

 

– Алло! Это я. Удрала с работы, бегу домой. Ты проверил?

– Проверил. Тремя разными тестами.

– И?

– Все верно. Ошибки быть не может.

– О господи…

В трубке молчание, почти минуту.

Гражданский корпус

 
Коллаж автора

Несколько недель за обзорным стеклом непроглядная тьма. Человеческий глаз не способен воспринимать цветовое многообразие космоса, мы видим лишь россыпь искрящихся звезд. Но уже на второй или третий день ты перестаешь замечать их. Остается лишь тьма. Бесконечная, необозримая тьма, сквозь которую мы мчимся в неизвестность.

Допинг

 
Коллаж автора
 

 

– Ну дак чо?

– А чо? Ничего…

– Я и вижу, что ничего!

Галя откинула одеяло, встала с постели. Уперев руки в широкие бедра, замерла рядом с зеркалом.

Два месяца в статической энергокапсуле

 
Коллаж автора
 

– Куда же вы смотрели?

– Думали, что сменщик это, вместо Матвеева, новенький из аниматоров. А оно вона как…

– Думали они… Сменщик…

Случай на орбите планеты "Лесная"

 
 

– Спустишься за ним вниз?

– Ага, – Томас быстро допивал кофе, поглядывая то на жену, то на часы, – Очень хороший экземпляр! Таких крупных самцов на Лесной я еще не видел, жалко будет упустить. Сейчас он в секторе эр-одиннадцать и, чтобы уйти оттуда, ему хватит сорока минут, так что стоит поторопиться.

Каньон Джерго. Часть 4

Картинка из открытых источников

Луч осветил газон, скользнул по окнам. Человек не решился заходить на чужую территорию, пошел дальше. Фрон с облегчением выдохнул. Минуту он еще смотрел в щелку между шторами, потом спросил служанку:

– Где парадная?

Та неопределенно махнула рукой.

– Веди! – подтолкнул ее дулом оружия.

Как только они ушли, прислуга донесла хозяевам, а те сообщили куда следует. Но несколько драгоценных минут беглецы выиграли. Им удалось незамеченными подняться на несколько ярусов выше, пройти вдоль Каньона, растворяясь в толпе.

Загадочное исчезновение лейтенанта Сорокина. Часть 2

Коллаж автора

Очень хотелось включить фонарик на винтовке, но Павел не собирался провоцировать того, кто за ним наблюдает. Он опустил стекло на шлеме, активировал ночной режим. Мир вокруг посветлел, стали различимы детали, которые скрадывала темнота. Ростовский повернулся, сделал знак остальным оставаться на местах. Сам пошел дальше.

Загадочное исчезновение лейтенанта Сорокина. Часть 1

Коллаж автора

– Пропал! Я точно тебе говорю, как сквозь землю провалился!

Женщина с выпученными от волнения глазами вдруг замолчала, придвинулась ближе к подруге, с которой только что делилась сплетнями. В узком коридоре двоим разойтись сложно и ей пришлось потесниться, чтобы пропустить мужчину. Статный, с хмурым взглядом, на вид лет сорока – он появился в поселении совсем недавно и местные поглядывали на него с недоверием.

Каньон Джерго. Часть 3

Картинка из открытых источников

Хозяин долго слушал Фронольда, сидя у костра. В дом он его не пригласил, но дал поесть и уже третий раз наливал в глиняные кружки ароматный отвар из болотных ягод.

– Это все ваши дела, людские, – хозяин встал, собрал тарелки, помыл их тут же, в протекающем рядом ручье, – Ты помог мне, когда укрыл последнего джергорианца, взамен я показал тебе, где искать руду. Мы в расчете. Я хочу, чтобы меня оставили в покое.

Капсула времени

 
Коллаж автора

Часть 1

 

– Хорошая машина. Дедовская! Настоящая капсула времени, – парень, на вид лет двадцати, с окладистой хипстерской бородкой, в вязаной кофте и узких красных джинсах, с улыбкой ходил вокруг покрытого пылью автомобиля. – Тыща девятьсот… черт знает какого года. Это, наверное, Москвич. Или Победа.

Он протер очки, посмотрел на багажник, потом через окно в салон, но не обнаружил никаких надписей.

– Впрочем, не знаю. Я, брат, не большой знаток такой техники. Предпочитаю на велике или гироскутере.

Последний день Земли

– Крупный космический объект, который астрономы до сих пор не могут классифицировать, находится на расстоянии всего лишь одного часа полета до Земли, – телевизор вещал уверенным голосом диктора, сопровождая комментарий красочной компьютерной анимацией, – За последние сутки объект необъяснимым образом менял траекторию и скорость. Прогнозы относительно его столкновения с Землей остаются расплывчатыми…

Если у вас шумят трубы

Коллаж автора

– Которая труба?

– Проходите! Это в гостиной. Мы уже замучились с ней – третий день подряд булькает, даже ночью не перестает.

Василий начал снимать ботинки, но хозяин квартиры сказал, что это лишнее, можно пройти не разуваясь. И хотя на следы, оставленные на паркете, он посмотрел с плохо скрываемой брезгливостью, починка трубы была для него явно важнее.

Мухобойка на капот

Картинка из открытых источников

– Как-то странно выглядит, – признался Валерка, – Некрасиво. Я бы на свою не поставил.

– Тут дело не в красоте, – Славик вытер испачканные руки, бросил ветошь на пожухлую траву, – Главное практичность!

Обошел машину кругом, снова встал спереди, критически осматривая проделанную работу. Наклонял голову, прищуривался, отходя назад и снова приближаясь.

Яндекс.Метрика   Top.Mail.Ru  

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Copyright © 2019-2022 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».

Search