Друзья! Если у вас есть желание и возможность поддержать работу сайта (который существует лишь за счет энтузиазма автора и администратора),

вы можете перейти по ссылке и отправить нам какой-нибудь дублон или тугрик.

Любая помощь, даже символическая, будет не лишней! Заранее спасибо!

 

От Земли до самых до окраин

 
Коллаж автора

Димка не любил спешить. Презирал толпу и суету рядом с собой. С отвращением смотрел на человеческую массу, заглатываемую по утрам и изрыгаемую по вечерам разинутой пастью портала переброски. Он обходил стороной огромные кибермоллы, предпочитая маленький магазинчик на нижнем, полярном уровне своего сферогетто. Старушка, содержавшая магазин, шутила: “уж и не знаю, что наступит быстрее – сыграю ли я в ящик, или окончательно прогорю, потому что из всех покупателей остался только ты…”

Ровно в восемь утра огромный шар, медленно плывущий в воздухе со всем своим стотысячным населением – учителями, школьниками, продавцами, врачами, святыми отцами и проститутками – проплывал как раз над тем офисным кварталом, где Дмитрий нашел работу.

Это было дешево и удобно: когда порталы приема-переброски в прямой видимости, энергии на переход требуется ничтожно мало, со счета списывается копеечная сумма. Димка не мог позволить себе безлимитный голденкард, как у того чопорного яппи с витиеватой вышивкой “Деккер” на лацкане пиджака, вальяжно исчезающего в вип-гейте. Димке бы хоть как-то добраться.

Работу ему удалось найти по специальности. В институте изучал совсем непопулярную орбитальную навигацию и даже не удивился, когда понял, что его работа вряд ли перспективнее магазина знакомой старушки. “Международное космическое агентство” – гласила не голограмма, а пластиковая табличка, привинченная к стене пятиэтажного дома. Среди монументальных офисных коробок он казался пеньком в окружении строевого леса.

Когда-то в здании был лифт, но после очередного урезания бюджета решили, что переплачивать за его эксплуатацию не стоит, ведь пять этажей – не так уж много, можно подняться пешком.

Димка отдышался, толкнул дверь. Внутри длинного, узкого помещения, заставленного системными блоками, стеклянными панелями мониторов и пультовыми, находился лишь один человек.

– Привет, – отягощенный избыточным весом мужчина даже не взглянул в его сторону, лишь махнул левой рукой. В правой он держал кружку с чем-то горячим, пахнущим дешевым растворимым.

– Здравствуй, Сева, – Дима расположился в соседнем кресле, заглянул в камеру наблюдения, чтобы она распознала его лицо и сетчатку глаз. Активировал рабочий компьютер. – Как наши дела?

– Вот, заявка на сопровождение новой группы спутников. Думаю, ближайшие лет пять, а то и все десять, лавочку не прикроют. Мы им еще нужны.

– А говорили, что спутники следующего поколения полностью автоматические. Сами принимают решения – менять ли орбиту, перенастраивать ли частоты, ну и все остальное.

– Врут! – уверенно заявил напарник. – Мы же с тобой дешевле.

Сева рассмеялся. Поставил на пульт недопитый кофе, снял со спинки кресла куртку из синтетической кожи.

– Я пойду. Удачной смены!

Основная работа мало интересовала Дмитрия. Она как скучная книга, в которой нет экшена – расслабляла, повергала в сон. Неделями и месяцами ничего на орбите не происходило. Операторам оставалось лишь раскладывать пасьянс да болтать с кем-нибудь в сети.

Гораздо интереснее было то, что из этого убогонького, мало кому интересного центра управления, был открыт доступ к архивам любой космической программы, когда-либо придуманной землянами.

Случались ситуации, когда на пути действующих спутников появлялся неопознанный объект – чаще всего вышедший из строя аппарат. Чтобы его правильно идентифицировать, сверялись с возможными траекториями списанных спутников, затерявшихся в космосе. Для этого и требовался архив.

Димка мог часами перебирать один файл за другим, погружаясь в подробности интригующих, но уже преданных забвению проектов. Миссия изучения гелиосферы, первый зонд к Проксима Центавра, строительство портала на орбите Нептуна…

Нет, он не мог сказать, что на Земле кому-то плохо живется. Программа “Контроль” не допускала перенаселения, войн давно не случалось, к соблюдению экологических норм относились строго и с голоду никто не умирал. О чем еще горевать? Но былые амбиции в освоении космоса остались в прошлом, надолго забытые. Кажется, мировое правительство так увлеклось выживанием человечества, а потом и обустройством его родного дома, что любое напоминание о дорогостоящих космических путешествиях считалось крамолой и чуть ли не экстремизмом.

Копаясь в архиве, Димка надеялся найти информацию об автономных проектах. Он слышал о таких, развивающихся без участия человека. А вдруг и сейчас где-то там, на орбите Нептуна, или еще дальше, за пределами Солнечной системы, работают разумные машины, изучающие космическое пространство? Нет, ничего похожего.

– А? – тряхнул головой, огляделся. – Да вы чо, я работаю!

Но рядом никого. Рука испачкана в холодном кофе, кружка валяется на полу, расколотая на несколько частей. Пульт заливает коричневая лужица. “Опять заснул!”

Пока убирал последствия кофейного инцидента, заметил на мониторе уведомление: “аварийная перезагрузка”. Видимо, жидкость замкнула что-то в старой, механической клавиатуре, спровоцировав невыполнимую команду. В этом не было ничего страшного – компьютер отвечал лишь за архив, а не за работу с орбитальной спутниковой группировкой.

– Ну давай, ребутнись… – Дмитрий нажал кнопку прямо на сенсорном экране, чтобы не трогать окофеиненную клавиатуру.

Но вместо перезагрузки появилось новое уведомление: “не завершена работа процесса…” Дальше следовал длинный адрес из букв и цифр. Ничего подобного Димка раньше не видел, потому как экстренно перезагружать машины в центре управления ему не приходилось.

Шумела вентиляция, за окнами отбрасывало тень очередное сферогетто. Скоро оно пройдет над дешевыми кварталами и начнет подниматься выше, чтобы не зацепить небоскребы даунтауна. До конца смены оставалось несколько часов.

Решившись, Димка отключил клавиатуру, отменил перезагрузку. Используя виртуальные кнопки на экране, просмотрел список запущенных процессов. Нашел нужный. “Шифрование закрытой части” – описание было коротким и означать могло что угодно, но сердце у Димки екнуло.

Плохой был бы из него оператор, если бы он не смог расколоть один единственный процесс.

– Мама дорогая…

Это была она. Та часть архива, в которой говорилось про автономный проект. Впрочем, среди бесконечных юридических справок, экономических обоснований и докладов нашлась лишь одна заслуживающая внимания деталь: проект до сих пор работал. Засекреченный или забытый, а скорее всего – то и другое вместе. В чем его смысл? Что там, в космосе, происходит?

– Здравствуйте, Джейсон.

– Привет, Дим.

Сменщик был прямой противоположностью Севы – худой, высокий, уже с сединой на голове и всегда болезненной бледностью на лице. Он достал из личного шкафика антисептик, протер руки.

– Зря вы, молодой человек, пренебрегаете средствами гигиены. Вот в наше время приходишь на работу из дома, или домой с работы…

– Послушайте, вы не в курсе, как узнать подробности об одном из файлов в архиве? – перебил его Димка, остановившись в дверях. – Кажется, там недостаточно информации.

Джейсон пожал плечами.

– Если только…

Дмитрий вернулся в длинный, узкий зал центра управления, с надеждой посмотрел на сменщика.

– Да?

– Если только спросить у регистратора.

– Какого еще регистратора?

– Да приходит тут одна… Раза два в год. Вроде как инспектирует обмен данными между управлением и дата-центром. Сама она там и работает, в каком-нибудь чертовом подвале, забитом серверами. Посмотри на холодильнике, – худой вытянул костлявую руку, указывая на операторскую бытовку с мини-кухней, – под магнитом должна быть бумажка с ее телефоном.

На улице шел дождь. Димка посмотрел на ладонь, на которую переписал номер. Опомнившись, обругал себя за несообразительность, достал смарт. Сфотографировал руку – так надежнее. Да и проще. Умное устройство самостоятельно разобралось в его каракулях, предложило позвонить.

– Алло? Это Дмитрий. Я… Нет, погодите – я ничего не рекламирую! Я из центра управления МКА. Вы ведь работаете с архивом? Здорово! Мне нужно кое-что уточнить… По поводу одного из файлов… Нет, лучше не по телефону. Мы можем встретиться?

Ее звали Лена. Она жила в третьем из восьми сферогетто – сейчас многие выбирали антигравитационные кварталы, потому что жилых ячеек в них много и земельный налог платить не нужно.

– Проходите. Я не ждала гостей, так что… – убрала со стула белье, бросила его в шкаф. – Чаю хотите?

– Нет… То есть… Да… Не откажусь.

– Уже отказались, – она усмехнулась. – Ладно, сейчас согрею.

На всей аккуратно и плотно заселенной Земле Дима почти ни с кем не общался. А тем более с девушками. Думалось – потом, успеется. Может, найдется другая работа, будет больше денег, тогда и смелости для общения прибавится. Но ни того, ни другого, ни, тем более, третьего в его жизни не случилось, поэтому сейчас он чувствовал себя крайне неуютно. Старался смотреть Лене только в лицо, иначе не мог уже оторвать взгляд от ее тела. Словно маленький, глупый мальчишка, завороженно смотрел на узкую талию, покачивающиеся бедра, обтянутые черными брюками… Красота проплывала мимо него то в одну сторону, то в другую.

По правде говоря, в жилой ячейке и ходить-то особо было некуда: маленькая прихожая, комната, в которой и кухня, и спальное место, встроенное в стену. Из немногочисленных бонусов только прекрасный вид на проплывающий внизу город – окно занимало всю противоположную от входа стену, да еще имело отрицательный наклон, потому что ячейка располагалась на одном из нижних, приполярных уровнях сферы. При желании на бронированное стекло можно было даже лечь.

– Я, собственно…

– По поводу зашифрованной части? Знала, что кто-нибудь заметит.

– Знали? – Дима принял из ее руки чашку, отпил глоток.

– Давай на ты.

Он кивнул.

– Бери печеньки. Сейчас допьем чай и пройдемся. Я тебе все покажу.

И они молча допивали чай, разглядывали друг друга украдкой.

Димка посчитал неприличным делить расходы пополам: оплатил переход вниз за двоих. Хотя в своей обычной, скучной жизни, старался экономить.

На шумном бульваре, уже покинув портал, поглядел наверх. Ленкин дом медленно уплывал прочь, а следом за ним, на расстоянии в километр, приближался еще один шар, за которым маячил следующий, отсюда казавшийся лишь теннисным мячиком. Сферогетто курсировали по замкнутому маршруту, пересекая реку в двух местах. Над правым берегом шли высоко, над левым гораздо ниже.

– Нам туда, – Лена указала на темный переулок, зажатый между двумя высотками.

Прогулялись вдоль квартала, остановились у входа в здание, похожее на многоуровневую парковку. Девушка приложила руку к замку, внутри щелкнуло.

– Там, внутри, Фред.

– Фред?

– Не бойся, это охранник. Живой. С ним не надо спорить и мешать ему делать свое дело. Скажем, что ты из МКА, этого будет достаточно. Не соврал же? Действительно там работаешь?

Дима показал прямоугольник из белого пластика, в сплющенных потрохах которого притаилась вся его подноготная.

Фредом оказался коренастый, невысокий парень, голова которого сверкала наголо обритой макушкой. Он выслушал объяснения Лены, проверил белый прямоугольник. Приказал обоим встать к стене, быстро обшарил Димку. Лену обыскивал дольше и с явным усердием.

“Не там щупает”, – подумал Димка, стараясь задавить в себе что-то похожее на укол ревности. – “Так она что угодно принесет и вынесет. Удобный охранник”.

Миновав пропускной пункт, они двинулись по мрачному коридору, скудно освещенному светодиодной полосой. Поворот… Лестница вниз…

– Лучше бы сканер поставили, чем сотрудников руками шмонать, – заметил Дмитрий, но тут же усмехнулся и добавил: – Ах, ну да! Человек дешевле!

– Дело не в стоимости сканера, а в обслуживании и затратах энергии. После всех этих программ экономии многих роботов списали. Чиновникам лишь бы галочку поставить: утилизирована куча техники, сэкономлено много ватт энергии. Потом они эти ватты на уличную рекламу пустят…

Снова длинный, темный коридор.

– Далеко еще?

– А что, устал?

Он не ответил. Не хватало только, чтоб девчонка считала его слабаком.

Вышли к другой лестнице, стали спускаться. Внизу, когда миновали несколько пролетов, оказались на просторной, светлой площадке. В одной из четырех стен гудела, мерцала голубым сиянием арка портала. Рядом потертая, выцветшая надпись: “Объект переброски №4. Государственная собственность. Вход только для лиц с особым допуском”.

Он с сомнением кашлянул.

– Ничего, что у меня нет особого?

– Думаешь, у меня есть? Мое рабочее место там, наверху, – она указала пальцем в потолок.

Лена шагнула в светящуюся муть, успевая схватить парня за руку.

В первый момент ему показалось, что они попали в бесконечно огромное помещение: ни стен, ни потолка – все теряется в сумраке, переходящем в чернильную тьму.

– Я могу работать в здании, – девушка пыталась найти что-то на стене, – могу проверять архив, регистрировать новые файлы и контролировать всю базу данных. Но это место…

Нашла, наконец, ткнула пальцем. Сверху пролился, заставляя жмуриться, поток яркого, белого света.

– Не знаю, помнит ли вообще хоть кто-то, что оно существует. Я забралась сюда пару лет назад, просто из любопытства, безо всякого разрешения.

Дмитрий, приоткрыв рот, рассматривал ряды подковообразных гейтов, несколькими ярусами уходивших вдаль.

– Это… Это на Земле? – решился он высказать вслух мучивший его вопрос.

Лена покачала головой.

– Не думаю. Может, на Марсе? Портал пронумерован четверкой – должно же это что-то значить.

Димка боялся даже представить, сколько они сейчас энергии потратили, чтобы перебросить свои бренные тела с одной планеты на другую. На Земле бы это сразу заметили! Значит, кротовая нора поддерживается с другой стороны.

Вдоль ярусов тянулись металлические балконы, к которым вели узкие лестницы. Все гейты чернели неактивными жерлами: возможно, они никогда и не работали, навечно оставшись памятником человеческим устремлениям. Димка даже успел ощутить разочарование.

– Как на вокзале… Видела музей? Там десятки, сотни поездов, которые уже никуда не поедут.

Девушка странно посмотрела на него, подошла к первому гейту нижнего яруса. Подняла массивный механический рубильник. То же самое сделала у второго, третьего… Нарастающий гул и знакомое мерцание говорили о том, что это не пустые ячейки, подготовленные к монтажу оборудования. Они работали!

– Что, все?! – с удивлением спросил Димка и еще раз окинул взглядом ряды порталов-подков, пытаясь прикинуть – сколько же их здесь? Сто? Двести? Пожалуй, даже больше.

– Не знаю. Если проверять – вверх по ярусам и дальше – все. Каждый активен. Каждый ведет в другой мир. Но до конца галерею я не проходила.

Лена снова взяла его за руку, потянула за собой – не слишком настойчиво, позволяя в любой момент остановиться.

– Хочешь?

– Туда?

Он мысленно обругал себя за трусость, за то, что окружающий мир сделал из него послушного приспособленца, что он лишь думает, будто его интересуют загадки, а когда дело касается разгадывания – приходит в ужас от нового, неизвестного… Забрал свою руку из ее хрупкой ладони, остановился.

– Не парься, – Лена улыбнулась. – Нечего тут стыдиться. Я почти год боялась войти.

Они вернулись, не постеснявшись украсть у тайного терминала еще черт знает сколько гигаватт. Зато на Земле, в жилой ячейке, свет был погашен и на полу валялась коробка с недоеденной пиццей.

– Спасибо, что остался.

“Разве я мог отказаться?” Он растерянно смотрел то в пол, то в потолок. Мучился сомнениями. “Зачем она попросила? Чтобы мы с ней… Я и она… Но мы почти не знаем друг друга! А если совсем не для этого? Может, ей просто страшно оставаться одной. Ведь мы нарушили закон. Ерунда! Она нарушает его уже много месяцев. Значит все же…”

Лена сверкнула глазами в полумраке – взгляд ее был долгим, испытующим, будто она решалась на что-то важное. Наконец сделала шаг вперед.

– Я нашла уязвимость в сети порталов.

Расстегнула на себе рубашку, бросила ее на пол.

– Все очень просто, нужен лишь код, подменяющий адрес переброски на несуществующий.

Стянула джинсы.

– Я его написала. Код нужно загрузить в любой гейт, он будет самовоспроизводиться в сети, запустит цепную реакцию.

Легко, словно перед зеркалом, а не посторонним мужчиной, сбросила нижнее белье.

– Перестанут работать все порталы на Земле. Да, их починят, но пока поймут, в чем дело, пройдет несколько дней, а то и месяц.

У Димки были возражения, но теплые губы не дали высказать их вслух.

“Мы похожи. Две одинокие, родственные души”.

Он чувствовал легкий озноб, пробегающий по телу. Лена тем временем подхватила с кровати, явно не рассчитанной на двоих, одеяло, бросила его на бронированное стекло. Легла.

“А еще бывает любовь с первого взгляда… Господи, какие глупости мне лезут в голову!”

Димка тоже разделся, лег рядом. Он не решался пошевелиться и уже подумал было, что они так и уснут, голые, прижавшись друг к другу. Но девушка не дала ему заснуть…

Синтетическая сигарета испускала струйку сизого дыма – безвредную, безвкусную. За стеклом, прямо под смятым одеялом и обнаженными телами, проплывал центр ночного города, сверкающий огнями уличных реклам, тянущийся к левитирующим шарам пентхаусами и крышами небоскребов.

– Нельзя просто выключить.

– Почему это? – удивилась она.

– Потому что… Ну, не знаю… Потому что порталы в больницах используют. В школах. Черт побери, даже в тюрьмах! Что это даст? Чего ты добьешься?

Лена поджала губы, насупилась.

– Цивилизация замкнулась в себе, собственная планета стала для нас тюрьмой. Надо что-то менять! Надо встряхнуть этот мир!

Злая она казалась Димке еще притягательней. Не удержался – обнял ее, повалил на одеяло. Лена хотела отстраниться, но злость уже растворялась, уступала место предательской слабости.

Сферогетто успело совершить круг над мегаполисом, прежде чем утреннее солнце коснулось лучами его верхушки.

Противно пищал зуммер дверного замка, стараясь выдернуть из объятий морфея двух человек. Но еще до того, как они проснулись, дверь в жилую ячейку вышибли сильным ударом.

– Не двигаться! Руки за голову!

И без того тесные апартаменты наполнились люди в черном. Лену и Димку выволокли в коридор, поставили на колени, не позволив даже одеться. Полицейские обыскивали скромное жилище, раскидывая все, что попадалось под руки, пока один из них не нашел то, что им было нужно. Он передал находку старшему и тот, бесцеремонно подняв голову Лены за волосы, заставил ее посмотреть в камеру смарта. Устройство признало хозяйку, разблокировалось.

– Все, забираем и уходим.

– Его или ее?

– Обоих!

Испуганные взгляды соседей… Переброска за государственный счет… Серая комната с единственной лампой, бьющей светом в глаза…

Димку допрашивали несколько раз. Отводили в камеру – посидеть, подумать. “Давай, вспомни еще чего-нибудь”. Потом снова серая комната, лампа. Он рассказал все, что знал – и про себя, и про Лену. Какой смысл утаивать? Раз уж за ними пришли, значит выследили и доказательств вины предостаточно.

Но, к большому его удивлению, вечером Димку отпустили. Выписали штраф, сказали “ищи другую работу”. Уходя, он набрался смелости и спросил: “а что с девушкой?”

Следак усмехнулся.

– Дура, забудь про нее. Она теперь не скоро выйдет. А уязвимость устранили – но это я так, между нами девочками. На всякий случай тебе говорю, чтоб ты глупостей не наделал. Не дурак ведь?

Дмитрий согласно кивнул. Не дурак.

Пока шел по проспекту до ближайшего гейта, вытащил из кармана свой смарт – гаджет ему вернули. Всю информацию на нем сбросили до заводских настроек, хотя, наверное, и догадывались, что у хорошего программиста найдется резервное облачное хранилище. Данные из облака подтянулись через несколько минут.

“Дзынь!”

Последнее сообщение, отправлено ночью: “Это код, про который я тебе говорила. На всякий случай”.

Димка вздохнул. Хотел было удалить, но любопытство пересилило – он же хороший программист. Прокрутил от начала до конца: красивый код, изящный. Такой мог написать лишь по-настоящему талантливый человек.

Скоро Дмитрий уже был в знакомом переулке, у входа в здание, похожее на многоуровневую парковку. Нахально постучал в дверь, понимая, что его ладонь замок не разблокирует. Металлическая створка скрипнула, распахнулась.

– Здорово, Фред. Помнишь меня?

Коренастый парень смерил его подозрительным взглядом.

– Ну.

– Баранки гну… Хорошо, что опять твоя смена! Приятно видеть знакомое лицо.

– Два через два работаю. А тебе, собственно, че…

Димка никогда не был спортсменом. Но наивен тот человек, который думает, будто жизнь не учит обитателя дешевых левитирующих кварталов бить снизу в челюсть.

– Ох, йо-о! – Димка схватился левой рукой за правую, зажмурился. – Ну и кирпич у тебя вместо головы, Фред…

Он оттащил бесчувственное тело, закрыл дверь. Связав охранника, пошел вдоль мрачного коридора, вспоминая – где повернуть, где спуститься по лестнице. Добрался до арки с надписью “Объект переброски №4”, посмотрел по сторонам, то ли опасаясь, то ли надеясь, что его остановят. Никого. Только укоряющее “для лиц с особым допуском”.

– Что ж, будем считать, что я все-таки дурак, – он шагнул в мерцающее голубое сияние.

Оказавшись в многоярусной галерее порталов, нащупал сенсорный выключатель, зажег свет. Дернул рубильник первого гейта. Чтобы подключить к нему смарт понадобилось еще несколько минут.

Димка сидел на холодном полу, он понимал, что времени у него мало. Снова и снова пролистывал код: интуиция нашептывала ему, что в этом решении скрыто нечто большее, чем могли увидеть службисты.

Встал, не отрывая глаз от экрана прошел несколько шагов – сначала в одну сторону, потом в другую.

– Тут ведь главное что? – стал он убеждать самого себя, на ходу исправляя строчки кода. – Вовсе не отключение. Тут главное – цепная реакция! А они ее…

Посмотрел на гейт, потом на информацию, получаемую от него.

– А они ее сохранили. Идиоты.

Возможно, функция требовалась для нормальной работы коммуникаций и убрать ее в одночасье не получилось бы, да и не казалось им это опасным – главное, что порталы никто отключить не сможет. Уже и неважно! Цепная реакция стала для Димки пригласительным билетом, парадным входом в систему. И фатальной ошибкой для тех, кто этот вход охранял.

Он перепроверил то, что получилось. "Должно сработать!"

Чтобы запутать идущих по следу, включил еще девятнадцать рубильников. Оглянулся на вход в галерею. Скоро придут, надо торопиться. Выбрал тринадцатый гейт – к черту суеверия! – и, не давая себе опомниться, окунулся в неизвестность…

* * *

Александр Деккер – крупный финансист, владелец виртуальных корпораций – поправил галстук, стряхнул пылинку с дорогого костюма. Прошел в отдельную кабину переброски. В его кармане покоилась золотая карта, позволяющая без суеты и спешки, не толкаясь локтями, перемещаться между континентами. Сегодня у господина Деккера было запланировано несколько встреч, первая из которых в Токио, куда он отправлялся прямо сейчас, с Трафальгарской площади.

Как только Александр вышел из гейта, на его плечо прыгнула зверюшка, похожая не то на белку, не то на кота. Ткнулась ему в щеку пушистой мордашкой. Финансист поморщился, но не стал прогонять – вдруг укусит? Дождался, когда спрыгнет сама.

Александр Деккер огляделся. Местность совсем не напоминала ему перекресток Сибуя – ни машин, ни зданий из стекла и бетона. Зато вокруг шумели деревья. Они сбрасывали ярко желтые цветы, стелившиеся поземкой по изумрудной, с голубоватым отливом траве. В воздухе чувствовался нежный аромат цветения, в который ветер вплетал свои, свежие нотки. А издалека свинцовым валом накатывалась грозовая туча, подсвечиваемая сполохами молний.

– Простите! Эй! – заметив молодого парня, сидевшего на пригорке, Деккер привычно щелкнул пальцами, словно подзывал официанта. – Кажется, мой портал заглючил. Выбросило не туда. Не подскажите – где мы находимся?

Гул приближающегося дождя с каждым мгновением становился громче и укрыться от него было решительно негде.

– Нет, не подскажу, – Димка задумчиво смотрел вдаль. Потом выплюнул инопланетную соломинку, покачал головой. – Что ж мы так обоср...сь-то с вами, товарищ? Как можно было отказаться от всего этого? От новых миров?

Комом в горле встали у него те сотни лет, что безнадежно потеряны для человечества, спрятавшегося в маленькой, тесной скорлупке.

– Не туда выбросило, говорите? Сегодня всех выбросит не туда.

И в тот момент, когда пригорок накрыло бурлящим грозовым ливнем, из голубой мглы портала хлынул поток людей.

Яндекс.Метрика   Top.Mail.Ru  

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Copyright © 2019-2022 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».

Search