Гражданский корпус

Содержание материала

Гражданский корпус. Часть 8

 
Коллаж автора

Оглядываюсь – не обращают ли на нас внимания? На перекрестке оживленно: люди с хозяевами, люди без хозяев, одни идут по своим делам, другие стоят в одиночестве или маленькими группами… Не поймешь, наблюдает ли кто-то за нами среди этой городской суеты.

– Здравствуй, Григ.

Он подходит вплотную, накрывая меня тенью своего мощного тела. Смотрит пристально.

“Почему не спрашивает – как я здесь оказалась, что делаю на этой планете?”

– Я должна сказать спасибо. За то, что там, на Расцветающей…

Он качает головой из стороны в сторону.

– Идем со мной, Вероника.

“Что-то тут не так”.

Разворачивается, уходит с середины перекрестка в сторону одной из улиц. Он не оборачивается, но я не смею ослушаться, попытаться сбежать. Покорно иду следом. Чувствую, что если попытаюсь сделать иначе, будет только хуже.

– Помнишь, я говорил тебе, что за хозяина убью? – тихо спрашивает он.

Я молчу, но и так понятно, что помню. Григ ведет меня по тротуару широкой улицы: это странный город, его построили эйнеры, для себя, своих носителей и прислуги. Он похож на человеческие города и в то же время разительно отличается. Чужие переняли у нас простую и понятную систему из пересекающихся улиц, стоящих по сторонам домов, но по своей старой привычке не стали ничего благоустраивать. Дома – лишь временные металлические модули. Дороги – расчищенные от растительности направления. Нет ни асфальта, ни бетона.

Мы сворачиваем к нагромождению железных конструкций, хаотично слепленных друг с другом, словно ребенок играл в кубики и построил большой дом так, как умел, как смог. Между различными частями строения есть узкие проходы, над которыми нависают модули, соединяющие корпуса на уровне верхних этажей. “Куда мы идем?”

– Сюда, – Григ открывает одну из дверей, пропуская меня вперед.

Длинный коридор. Поворот. Чувствую, как стучит сердце – с каждым шагом все быстрее и быстрее. Еще один поворот. Небольшая, пустая комната, в которой Григ останавливается.

– Нужно подождать.

Я ни о чем не спрашиваю. Знаю, что он не будет сейчас отвечать, иначе сказал бы еще там, на перекрестке. Мы просто стоим и молчим. Пять минут, десять… Наконец открывается дверь, в комнату входит женщина. На ее спине горб, поверх которого восседает эйнер. Взгляд у женщины бессмысленный, пустой. Безмозглая. Она проходит мимо нас, позволяя своему хозяину рассмотреть меня спереди, потом обходит сзади.

Сердце готово выскочить из груди, но я сдерживаюсь. Стараюсь ни единым движением не выдать своего волнения. Эйнер на безмозглом носителе уходит, удовлетворившись осмотром, а я украдкой поглядываю на Грига: он сам будто неживой – стоит, уставившись в одну точку на стене.

– И что теперь? – не выдерживаю я.

Но Григ по-прежнему не отвечает. “Вот влипла, дура! Спокойно, Вероника. Спокойно… Все-таки есть в этом что-то странное. Надо подумать, обмозговать как следует. А главное – не паниковать. Шанс случайно встретить Грига на Маргине почти нулевой. Я не верю в такие совпадения. Значит… Опять это гадкое чувство, будто за тобой все время следят, даже когда ты этого не видишь, не чувствуешь, не понимаешь! И не просто следят, а контролируют все, что ты делаешь, выстраивают твою жизнь по своему разумению. Нет! Этого не может быть! Слишком много было неожиданных поворотов, предугадать все это, подстроить, просто невозможно”.

Медленно поворачиваюсь к плечистой фигуре, замершей рядом со мной, всматриваюсь в знакомые черты лица. Сколько раз я видела Грига в доме хозяина Зуна? Ошибиться невозможно. И все же… Взгляд, молчание…

– Помнишь детей, которых ты учил плавать? Еще до войны?

Молчит. Даже бровью не повел.

– Не может быть, чтобы забыл!

В ответ ни звука.

– А что ты сделал в порту, помнишь? Когда загоняли в трюмы живой товар?

Это не он. Не Григорий. Я встаю напротив, заглядываю в его холодные глаза. Что-то есть в них – подозрительное, чужое.

– Ты там. Кто бы ни был, я знаю – ты там, следишь за мной, смотришь глазами своей куклы. Думал, не догадаюсь?

Закрываю глаза и вижу, как мощный информационный поток устремляется прямо в “Григория”, приносит ему отрывистые сообщения, забирает ответы. Знакомый почерк! Без тени сомнений вцепляюсь в этот поток. “Кто ты?” И тут связь обрывается.

В коридоре слышен топот. Деваться некуда, хоть Григ и стоит, как истукан, не пытаясь помешать мне. Впрочем, окно… Сразу за ним металлическая стена соседнего корпуса, почти вплотную, сантиметрах в двадцати. Ну, может быть в двадцати пяти. Человеку с энергоблоком не поместиться, да и такому верзиле, как Григ – тоже. Но я, слава богу, не из широкой кости сделана!

Ударом ноги вышибаю стекло вместе с рамой. Кулаком сбиваю осколки, чтобы не распороть себе живот, когда выползать стану. Протискиваюсь… В первое мгновение кажется, что застряну. Но рывками продвигаюсь к краю модуля, хватаюсь за него, вытаскивая себя на волю.

Бежать! Узкий проход ведет на просторный внутренний двор, оттуда – на улицу. Слышу позади крики. Убегу, но сколько шестеренок на пути, к которым может подключиться тот, стоявший за холодным взглядом Грига? Нет, по улице нельзя. Между ближайших домов, потом снова в просвет между железными ящиками, и дальше, дальше… Через улицы перебегаю с оглядкой и только от обочины к обочине.

“Уо-о-о-у-у-у!” – доносится где-то за спиной. Знакомый вой, воспоминания о котором щекочут нервы. Ну теперь все. Теперь только держись! Главное – вырваться на окраину поселения, окруженного со всех сторон джунглями. В лесу пусть поищут! Только бы Мишка с Хэлгом не сунулись… Ведь услышат, что в городе шум, полезут на рожон. Ох и натворила я дел!

Бегу, не соображая куда, лишь бы бежать. Да и нельзя ничего придумывать, когда эйнеров обмануть пытаешься. Думаю только о том, как получилось, что меня ждали в маленьком поселении среди джунглей Маргина? То, что сделали точную копию Грига, не удивляет, возможности у них такие есть. И откуда эта кукла, или тот, кто ею управлял, знают, что Григорий грозился со мной сделать на Расцветающей, тоже понятно. Значит, попал Григорий. Взяли его в оборот, выпытали то, что нужно. Хотя и не все он им сказал! Утаил такие мелочи, как своя довоенная жизнь и украдкой показанный вслед девчонке жест, которую он “не заметил”, пропустил на транспортник. Нужен был эйнерам такой человек, знакомый мне, увидев которого на Маргине, я растеряюсь, наделаю ошибок. Другого, видимо, найти не успели, использовали Грига. Быстро работают!

Выскакиваю на границу поселения и…

– Ох ты ж, мать моя!

На окраине городка раскинулось небольшое взлетно-посадочное поле, где замерли корабли. Десять, может чуть больше – пересчитывать некогда. Бегу к зеленым зарослям, огибая площадку. У одного из кораблей шевелятся механики, но они далеко, не обращают на меня внимания. Надо поднажать!

Поскользнувшись на глинистой почве падаю на бок, больно ударившись бедром, но тут же вскакиваю и со всех ног несусь дальше. Вот и джунгли!

* * *

За мной охотятся. То и дело нужно где-то прятаться, чтобы пропустить поисковый отряд. Иногда они подбираются бесшумно и я замечаю их в последний момент, а иногда нагоняют страха своими сиренами, заставляя бежать без оглядки или сворачиваться в клубок, надеясь, что и в этот раз пронесет, не заметят.

Кажется, что меня ищут повсюду. Куда бы я ни пошла, рано или поздно натыкаюсь на эйнерских ищеек. Меня отгоняют от поселения все дальше и дальше, я уже не уверена, что смогу когда-нибудь снова увидеть Мишу и Хэлга. А уж корабль, который был так близко, теперь и вовсе становится несбыточной мечтой. Даже если разыщу пилота, снова подойти к городу нам не дадут. Неужели застрянем на Маргине на месяцы?

Мысли вьются в голове, вызывая приступы паники, подавить которые все сложнее. Я останавливаюсь. Все, хватит! Даже не стану взбираться на дерево. Ложусь на мшистую “постель”, положив голову на толстый корень. Мне нужно отдохнуть. Поспать. Хотя бы пару часов…

Я просыпаюсь почти в темноте, когда закат, невидимый из-за густых крон, уже догорает. И сначала не могу понять, что меня потревожило. Автоматная очередь! Вот опять! Я вскакиваю, чуть не наткнувшись в полутьме на ствол дерева. Надо быть осторожнее, но у меня не получается – выстрелы где-то рядом и кто там может отстреливаться, как не Мишка и мой пилот?! Им нужна помощь! Выхватываю пистолет.

В лесу вспышки – на треск огнестрельного оружия отвечают из импульсаторов. Быстро понимаю, что я подхожу к месту боя со стороны врага. Это хорошо, могу устроить им неприятный сюрприз с тыла! Но одновременно и плохо, ведь свинцовый град летит и в мою сторону.

Подбираюсь настолько близко, насколько это вообще возможно. Минута, чтобы присмотреться к огневым точкам, занятым эйнерами. Я понимаю, что вряд ли все они чужие, там есть и люди – носители, но в душе нет сентиментальности, жалости к сородичам. Сейчас они – добровольно или нет – на стороне врага.

Чтобы прицелиться с правой руки мне достаточно сотых долей секунды. Ствол пистолета вздрагивает от выстрела: бах! Следующая мишень – бах! Еще несколько выстрелов и последние, кажется, ушли в никуда, носители или сами эйнеры на ходоках успели убраться подальше от перекрестного огня. Еще мгновение и в джунглях воцаряется звенящая тишина.

Я выжидаю, вдруг стрельба возобновится. Но те из врагов, кто уцелел, отступили. Может быть они решили, что нас тут много – не знаю. Решившись себя обнаружить, я набираю полную грудь воздуха.

– Хэ-э-элг!

В густом лиственном лесу нет эха, мой крик затихает сразу, как только я закрываю рот.

– Миша-а!

От пистолета пахнет порохом. В магазине осталось совсем немного патронов и если на мой крик вернуться те, с импульсаторами…

– Вера!

От радости не чувствуя под собой ног я срываюсь с места и бегу на голос.

– Вероника, мы здесь!

Падаю, поднимаюсь, и, миновав лишь половину пути, натыкаюсь на коренастую фигуру пилота. Мишка рядом, они бежали мне навстречу. Обнимаю сразу обоих, прижимаю к себе, зажмурившись от радости.

– Уже и не думала, что встретимся.

Мы уходим подальше от места стычки. Когда останавливаемся передохнуть, я рассказываю о том, что случилось в городе. Мужики слушают меня не перебивая. Вряд ли они дадут хороший совет – как нам теперь быть. Они не военные, не разведчики, как Андрей, и даже не такие чокнутые телепаты, как я. Но мне нужно поделиться, ведь решение о том, что предпринять дальше, нам надо принимать сообща.

– Думаешь, все было подстроено заранее? – спрашивает Мишка.

– Не все. Но они знают про меня, про мои способности, и хотят нейтрализовать эту угрозу. Им не всегда удается отслеживать мои прикосновения к сети, но когда они это чувствуют, реагируют очень быстро.

– Проще было застрелить тебя прямо там, на улице.

Пожимаю плечами.

– Черт его знает, зачем я нужна им живая. Но раз не убили, значит нужна.

– Не помнишь, какие там корабли стояли? – встревает Хэлг, – Было что-нибудь вроде того, на чем мы с Саленоса свалили?

– Прости, даже если бы я разбиралась, у меня просто не было времени. Но… – я смотрю сначала на одного, потом на другого, с трудом различая в темноте лица, – Мыслишь ты правильно. Нам все равно нужен корабль!

– Опасно, – качает головой Мишка.

– Да, я знаю. Скорее всего нас будут ждать. Но выбора нет. Где находится другой космодром? В тысяче километров отсюда? В десяти тысячах? На другом полушарии? Может, другого и вовсе нет. А оставаться на планете нельзя. И не только потому, что на нас объявили охоту. Здесь нет того, зачем мы прилетели. Нет динамической сети.

Длинная маргинская ночь дает нам шанс отдохнуть и отправиться к космодрому задолго до восхода. Но пока еще не пришел тот момент, когда надо будет осторожно пробираться к поселению. Мы лежим на траве, кто-то из мужчин уже заснул и мерно посапывает. А я не могу выкинуть из головы события последних суток. Меня снова чуть не пленили. Мы явились на отдаленную, почти не освоенную планету, с наивной мыслью о том, что можем ее изменить. Но ничего не вышло. И, хотя с помощью пеллициуса я приблизилась к разгадке динамической сети, проверить на практике это не могу. Хуже того, сама чуть не попалась в расставленные сети. Кто-то очень умный идет по моему следу. И он, как это и следует ожидать от эйнера, все время опережает меня на несколько шагов.

Вернуться к поселению непросто. Пожалуй, только Хэлг понимает, в какую сторону следует идти. Не зря он говорил, что был бы плохим пилотом, если бы не мог посадить корабль туда, откуда взлетел. Пару раз нам удалось миновать поисковые отряды, но запас везения не бесконечен, в какой-то момент он иссякнет.

О том, что цель близко, говорит слабое зарево на небе. Фонарей в городке не очень много, но и они выдают его местонахождение. Границу между жилыми кварталами и зеленой стеной джунглей постоянно патрулируют, нечего и думать о том, чтобы пройти незамеченными по улицам. Нам приходится пробираться через лес, обходя город, время от времени проверяя – не выходим ли мы уже к взлетно-посадочной площадке.

– Миш, твоя очередь. Посмотри.

Он пропадает в темноте, направляясь к границе леса, но меньше чем через минуту возвращается.

– Есть! Мы пришли.

От первого же взгляда на космодром у меня тоскливо сжимается сердце: из дюжины кораблей осталось только четыре и все они эйнерские. Площадка ярко освещена прожекторами, по ее периметру расставлены посты чужих на ходоках. И еще неизвестно – может, есть какие-то ловушки, скрытые огневые точки.

– Что будем делать? – спрашивает Мишка, – Вернемся в лес?

Я смотрю на корабли, потом поворачиваюсь к пилоту.

– Хэлг. Хотя бы теоретически… Ты мог бы…

На его лбу пролегли глубокие морщины. Он не торопится отвечать, взвешивая все за и против. От ответа может зависеть не только его жизнь, но и наши тоже.

– Мог бы. Теоретически. Даже в машинах, построенных машинами и для машин, должно быть ручное управление. Это элемент безопасности, страхующий от поломки остальных систем. Логика управления вряд ли сильно отличается, так что… Да. Я могу попробовать справиться с эйнерским кораблем.

– Да мы все равно туда не прорвемся!

Поворачиваюсь к Мише, улыбаюсь. Я знаю, что он не трус, но даже сильным людям в критический момент нужна поддержка, вера в свои силы. Не говоря ни слова, достаю пистолет, перезаряжаю магазин. Хэлг делает тоже самое со своим автоматом. Наконец и Михаил дергает затвор. Мы готовы.

Нападаем с трех сторон, следуя опыту лесного боя. Я не могу подарить врагам град автоматных очередей, зато мои выстрелы точнее. Каждое нажатие на спусковой крючок – минус один эйнер. Но они быстро оправляются от неожиданности, укрываются за корпусами кораблей, поливая джунгли энергетическими зарядами. Рядом со мной с треском валятся два дерева, подрезанные выстрелами из импульсаторов. Следующее попадание в ствол рассыпается искрами – значит, уменьшили мощность. Кто-то отдал приказ не убивать. Неважно! Я не собираюсь сдаваться…

Магазин опустел. У меня в кармане еще два, перезаряжаю пистолет почти мгновенно. Нужно потратить несколько патронов на прожектора, иначе у нас не будет шансов добраться до кораблей. Так-то лучше! На взлетно-посадочной площадке становится заметно темнее. Я выскакиваю на бетон, зигзагами приближаюсь к цели, продолжая растрачивать свой боезапас.

Даже если эйнеры считали охрану космодрома достаточной, они наверняка подтянут дополнительные силы, поэтому времени у нас мало. Счет идет на секунды.

С одной из сторон прекращаются автоматные очереди и я переживаю, что кого-то из наших достали. Но огонь возобновляется – нас все еще трое. Вижу, как эйнеры цепочкой уходят из под прикрытия кораблей, скрываясь за металлической стеной ближайшего здания. А потом что-то проносится мимо, сверкнув ярким, голубым огнем, цепляя меня за левую руку. Слабость во всем теле… Бетонка космопорта поднимается вертикально, чтобы ударить меня по лицу. И наступает тьма.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика   Top.Mail.Ru  

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Copyright © 2019-2021 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».

Search