Гражданский корпус

Содержание материала

Гражданский корпус. Часть 18

 
Коллаж автора

Я выскакиваю из рубки, бегом по коридору, вниз по лестнице… Чтобы попасть в грузовой трюм, надо дождаться, когда он наполнится воздухом. Пока виртуальная стрелка на индикаторе давления ползет к зеленой зоне, я с нетерпением заглядываю в маленькое окошко бронированного люка. Там, в трюме, стоит челнок, затемненные стекла которого не позволяют разглядеть – кто в кабине?

Люк отъезжает в сторону. Я подхожу к носовой части челнока, прикасаюсь на секунду к ручке герметичной двери.

– А, черт… – железо обжигает мою ладонь нестерпимым холодом. Приходится сдвинуть рукав, дернуть за ручку, ухватив ее через ткань. Но даже так я успеваю почувствовать холод космоса.

В рубке челнока пусто.

– Юля? Юлька!?

– Да здесь я, здесь. С правой стороны вышла.

Она стоит позади меня и улыбается. Невредимая, чуть растрепанная, но довольная собой. Не знаю – злится ли она на меня? Если да, то имеет на это полное право. Я не решаюсь сделать шаг навстречу, поэтому она подходит сама, обнимает меня. Наверное, у галактики еще есть шанс, если даже среди эйнеров нашлось такое существо – самоотверженное, умеющее прощать.

– Вы вернулись за мной.

– Конечно, – я глотаю ком в горле, – Конечно вернулись. Разве могло быть иначе?

Эскадра проскакивает еще несколько звездных систем. Некоторые мы минуем, находясь в гиперпространстве, в других приходится выходить в пространство реальное, но лишь на минуту-другую, для корректировки курса. К счастью, установок, подобных разгонному гейту, на нашем пути больше не встречается. Никто не успевает остановить нас.

Но я понимаю, что информация достигнет Некрополь быстрее. Нас будут ждать. Надеяться на то, что я смогу прикрыть корабли, уже не приходится. Вступать в бой тоже бессмысленно – силы неравны.

– Как пробиться к планете?

Я смотрю на капитана Джейкоба. Старый волк, он повидал многое в своей жизни, бывал в таких передрягах, что иная война покажется в сравнении с ними легкой прогулкой. Но даже он сейчас не готов дать ответ.

– Уверен, что у тех, кто охраняет Некрополь, есть приказ открывать огонь без предупреждения. Церемониться с нами не станут, Вероника.

– Это я и сама понимаю. Но ведь должен же быть какой-то выход! Нам надо во что бы то ни стало попасть на планету…

Джей почесывает лысину, сняв с головы фуражку.

– Давай думать. Какие у нас есть преимущества? Численность? Да, это не бог весть какой плюс, и все же Золотая лань не одна – у нас по-прежнему больше десятка кораблей, есть какая-то возможность для маневра.

– Что еще?

– Послушай, ты же не планировала взять эйнерскую цитадель приступом, так? Я не знаю, на что ты вообще надеешься, но… Глядя на некоторые безумные вещи, которые не должны были случиться и тем не менее ты их совершала, так вот глядя на все это я готов поверить, что и на Некрополе у тебя что-то получится. Тебе просто нужно попасть на планету. Лично тебе.

– Все правильно, именно этого я и хочу.

– Прекрасно! В таком случае у нас есть еще одно преимущество: эскадре не нужно садиться. Это здорово упрощает дело! Собственно, садиться необязательно даже Золотой лани. Гораздо проще выбрать самый маленький и незаметный корабль, которому легче других проскочить через все заграждения и барьеры, в то время как остальные будут отвлекать внимание на себя. Схема стара, как мир!

– Да, это верно. Вот только…

– Что? Есть какие-то сложности?

– Я, Хэлг, Юля, может еще кто-то, если выскажет желание – мы высадимся на Некрополь и, если повезет, затеряемся там. А вы? Просто отвлечь эйнеров и удрать вряд ли получится. Вам не дадут уйти.

Джей с ухмылкой надевает фуражку на голову. Кажется, в его взгляде нет ни капли страха.

– Девочка, если бы я боялся умереть в космосе от точного попадания энергетического заряда, я бы не занимался тем, чем занимаюсь. И остальные парни, которые сейчас на Золотой лани и других кораблях, тоже. Мы знаем свои шансы, но не отступили, до сих пор с вами, поэтому не надо переживать за наши пиратские шкуры!

Долго выбирать корабль не приходится: самое маленькое судно в эскадре – чудное корытце пеллициуса, героя недавней схватки в системе с разгонным гейтом. За два прыжка до цели мы позволяем себе выйти из гиперпространства не на несколько минут, а чуть подольше. Надо связаться с лохматым, договориться, перейти на его корабль. К счастью, место, где мы остановились, не очень оживленное. Если нас кто и заметит, то не успеет сюда добраться: еще пара минут и мы исчезаем, растворяясь в космосе.

* * *

Вместе с лохматым на корабле четверо, никто к нам больше не присоединяется. Тем лучше – многочисленная команда в таком деле не нужна. Я долго объясняю пеллициусу, что после посадки он может не покидать корабль, тем более, если мы сможем сесть в таком месте, где наш небольшой отряд не окажется на виду у эйнеров и не станет для них легкой добычей. Но большой волосатый чудак однозначно дает понять, что в этот раз пойдет с нами.

– Ты планируешь нам хоть что-нибудь рассказать? – спрашивает Хэлг, – Или мы должны считать себя туристами на экскурсии?

Я со вздохом отодвигаю разобранный пистолет, который следовало бы проверить и почистить, но, похоже, мне предстоит иная работа – раскладывать все по полочкам, растолковывая приятелю то, что и себе-то могу объяснить с трудом. Отшутиться не получится: на меня смотрит не только Хэлг, но и Юлька, и даже лохматый прислал вопросительный образ.

– Эйнерская сеть штука хитрая. Если потянуть за какую-нибудь информационную линию, можно перескакивать от одного узла-индивидуума к другому. Я научилась этому во сне, еще до того, как поняла суть своих видений. Забраться таким образом можно очень далеко, настолько, что ты одними только мыслями достигнешь центра паутины. И несколько раз я пыталась это сделать.

– Всегда знал, что ты чокнутая, – замечает Хэлг, но я понимаю, что он говорит это не со зла, – И что-нибудь получилось?

– Нет. То есть, не совсем. До центра сети я не добралась, но видела его схему в сознаниях двух или трех железноголовых.

– Очень интересно. Что же там? Супер-эйнер?

– Если ты будешь издеваться, я вломлю тебе левой, Хэлг. Ты знаешь, что она усиленная, мало не покажется!

– Тихо, тихо! – встревает между нами Юлька, – Еще рано убивать друг друга, за вас это сделают там… Вероника, продолжай!

Я пытаюсь успокоиться, подавить в себе вспышку гнева.

– Да, черт побери, там одна яркая точка! Можете называть его супер-эйнером, сути дела это не изменит.

– И что случится, если мы его найдем? – Юля смотрит на меня с такой надеждой, с такой искренней уверенностью в мои способности, что можно подумать, будто наши враги не часть ее народа.

– Бывают очень простые праздничные гирлянды, в которых, если не работает одна лампочка, гаснут все остальные. Эйнерская сеть, конечно, не гирлянда. Но супер-эйнер – это та лампочка, от которой зависят остальные. И я ее выкручу, чего бы мне это ни стоило!

– Вряд ли все сразу рухнет. У них наверняка есть какие-то защитные механизмы. Прости, Вер, но я уж побуду скептиком, потому что лучше усомниться в чем-то сейчас, чем в момент, когда на это не останется времени.

– Я понимаю. Да, вся эйнерская цивилизация не исчезнет. Но мы заставим их считаться с нами! Если в самое сердце Некрополя проберусь я, значит смогут пробраться и другие. Эйнеры никогда уже не смогут чувствовать себя в безопасности, это тот удар, от которого невозможно оправиться!

– А еще ты хочешь взять первого среди железноголовых за горло и спросить то, что спрашивала у альфа-бионика, сбитого на Расцветающей. Так? Я же не слепой, Вероника.

Я не знаю, что ему ответить. И не потому, что мне нечего сказать. Просто Хэлг прав.

– В таком случае дело за малым, – продолжает он, – Добраться до этой супер-сволочи! И я, честно говоря, даже приблизительно не представляю, как ты это собираешься сделать.

– Есть один верный способ…

Когда выходим из гиперпространства в системе Некрополя, сразу становится понятно, что мы в центре эйнерской цивилизации. И дело даже не в концентрации кораблей – их не так много, как можно было бы ожидать. Но это сверхтяжелые линкоры, рассредоточенные по всему окружающему пространству геометрически правильными группами. Вояки с Земли тоже любят парадные “коробочки”, и все же никакие боевые отряды людей не сравнятся в идеальной четкости построения с машинерией эйнеров.

Здесь тоже работает гейт и Джейкоб предполагает, что даже не один. У нас нет времени проверять, сейчас главное определить расположение планеты и прорваться к ней сквозь корабли охранения. Несмотря на всю отчаянность и безнадежность нашего вторжения меня вдруг наполняет гордость за то, как смело и слаженно действует эскадра. Если эйнеры умеют удивляться, их должно изумлять упрямство, с которым люди продолжают атаковать и даже находят возможность пробиться в святая святых – звездную систему, где пульсирует центр загадочной сети.

Разбившись на несколько частей, наша эскадра заставляет сдвинуться с места сначала одну группу линкоров, потом другую… Я вижу, как навигационный компьютер показывает множество мелких точек, отделившихся от вражеских кораблей: они выпустили истребительные отряды. “Конечно, зачем стрелять из пушки по воробьям? Сейчас жалящая мошкара прижмет нас так, что деваться будет просто некуда!”

Они настигают нас через минуту. Космос расцветает огнями вспышек, взрывами гибнущих кораблей. Мне некогда жалеть людей, пришедших с нами в это мрачное место и уже расставшихся со своими жизнями. Я лишь молюсь, чтобы лохматый оказался пилотом столь же хорошим, как и старина Хэлг, чтобы он вывез нас живыми из круговерти яростной схватки.

Успеваю заметить, как большой корпус Золотой лани получает удар в бок, но корабль еще сражается и остальные тоже не сдаются, превращают в осколки один эйнерский истребитель за другим. Пеллициус закладывает умопомрачительные виражи, стараясь оторваться от орды преследующих нас врагов. В какой-то момент я уже перестаю понимать, где плоскость эклиптики, где свои, где чужие… Все вращается, резко уходит то в одну сторону, то в другую, звезды в обзорном окне пляшут с азартом ночных светлячков.

“Давай, лохматый… Я знаю, ты можешь!” Темным пятном вдруг появляется впереди планета. Она приближается, но плотный огонь заставляет нас отклониться от выбранной траектории. Кто-то бросается справа и сверху на истребители, преследующие наш корабль. Яркие вспышки за кормой и мы вдруг вываливаемся из сражения, остаемся наедине с космосом и диском планеты. Несколько эйнерских машин замечают ускользающую добычу, бросаются следом, но фора, которую нам дала судьба, позволяет достичь Некрополя раньше, чем они нас догонят.

– Атмосфера разреженная, входить будем круто, – тихо говорит Хэлг, который хоть и не управляет кораблем, но понимает в этом гораздо больше нас с Юлькой, – Держитесь крепче!

Малиновым ореолом начинают светиться плоскости, корабль оставляет за собой шлейф пламени. Нарастает вибрация. Нам нужно достичь поверхности как можно быстрее и корабль камнем падает с неба, лишенного облаков. Внизу не видно ни морей, ни рек, ни горных вершин или равнинных просторов. Сплошная темнота. Что там, на поверхности Некрополя?

Появляются несколько ярких точек, которые поднимаются с поверхности. Они приближаются очень быстро, нацеливаясь на нас. Пеллициус что-то изменяет в настройках своего хитрого бортового компьютера. Ракеты противовоздушной обороны тут же теряют нас, разлетаются в стороны, тщетно разыскивая цель.

“Невидимый режим!” – хвастается мне лохматый, передавая характерные образы.

“Почему до этого не использовал?!” – возмущаюсь я в ответ.

“Вся энергия на него. Раз – и все, больше нет энергии. Только аварийный запас, чтобы не разбиться”.

Корабль с трудом выравнивает полет, когда до поверхности остается метров сто. Впрочем, точно я знать не могу – под нами по-прежнему мрак. Бросаю взгляд наверх, где прозрачный треугольник еще одного обзорного окна позволяет взглянуть на небо. Пляшущие светлячки отсюда кажутся ничтожными, а вспышки разрядов совсем не страшными.

Толчок, скрежет под брюхом машины. “Мы сели. Покинуть корабль”. Лохматый дергает за ручку, поднимающую люк шлюза, но я не даю ему выйти первым, протискиваюсь вперед и спрыгиваю на твердую почву, больше похожую на скалы.

“Я пришла. И я все помню, каждый день, каждую минуту. Начиная с того момента, как потеряла сознание от выстрела парализатором и очнулась с горбом. Папа, мама, сестра… Я их больше не видела. Но я все помню. Поэтому пришла отдать долг!”

На моем лице маска с очками и фильтрами. Прохладно, но температура приемлемая, а вот дышать можно только через очищающие устройства. Воздух не слишком подходит для людей. Вокруг простирается бесконечное, теряющееся в ночи поле из скальных выступов правильной, прямоугольной формы. Кажется, они разбросаны хаотично, но я не удивлюсь, если и в этом прямоугольном хаосе есть свой, непонятный нам порядок.

– Нужно уйти подальше от корабля, – из-за маски голос Хэлга звучит глухо.

Он перекидывает через плечо автомат, помогает спуститься Юле. Все вместе мы стараемся как можно быстрее убраться с места посадки. Лохматый на удивление ловко перепрыгивает через препятствия, хотя весит раза в два больше любого из нас. Но мы выбираем среди выступов те, что пониже, чтобы не тратить на обход много времени.

– Чертовы камни. Здесь даже природа чокнутая.

– Это не камень, Вер.

– Что?

Хэлг на мгновение останавливается, бьет по поверхности, на которой стоит, каблуком ботинка.

– Слышишь? Металл!

Я наклоняюсь, чтобы провести рукой в перчатке по гладкому параллелепипеду, еще минуту назад казавшемуся мне каменным.

– Ничего себе… – поднимаюсь, еще раз оглядываясь по сторонам, – Сколько же здесь металла?

Поверхность планеты скрыта металлическим панцирем, под которым может быть все, что угодно. Можно ли было представить себе что-то другое, когда мы гадали – как выглядит планета? Не знаю. Но этот темный, железный шар прекрасно вписывается в мое представление о Некрополе.

– Идем! Нельзя задерживаться.

Уходим еще дальше, хотя позади не слышно воя двигателей, не видно прожекторов или отсветов от дюз маневровых двигателей. Кажется, нас не преследуют. Потеряли из виду и решили, что нас уничтожили ракеты? Все может быть. Однако с эйнерами следует быть настороже: не угадаешь, где они тебя подловят и на чем.

– Это не может быть грандиозной декорацией. Я железную поверхность имею в виду, – говорю я Хэлгу, перескакивая очередное препятствие, – Что-то под ней есть и нам надо обнаружить вход.

– Не сказал бы, что я мечтаю забраться в недра Некрополя, но раз ты говоришь, что так надо…

– Вон там, впереди! – Юлька указывает рукой вдаль, – Что это может быть?

Мы вглядываемся, пока на темном фоне не получается увидеть вздымающуюся вверх конструкцию. Башня? Вентиляционная вытяжка? До нее метров триста и мы преодолеваем это расстояние меньше, чем за пару минут. Подходим осторожно, осматриваясь по сторонам и держа оружие наготове.

Цилиндрическое сооружение, выходящее прямо из металлической поверхности планеты, заканчивается наконечником, похожим на большой фильтр. Я прикасаюсь к трубе и чувствую, как ее корпус вибрирует.

– Это наверняка вентиляция!

– Значит должен быть и вход в их подземное царство. А ты его не чувствуешь, Вероника?

– Стараюсь себя контролировать. Мы же не хотим, чтобы мои мозги кричали всем вокруг – я здесь!

“Нашел” – посылает мне вдруг образ лохматый.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика   Top.Mail.Ru  

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Copyright © 2019-2021 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».

Search