Гражданский корпус

Содержание материала

Гражданский корпус. Часть 15

 
Коллаж автора

Я не знаю этого человека, никогда его раньше не видела. Человека? Нет же, всего лишь оболочку, специально выращенную для альфа-бионика. Но надо признать – оболочка хороша! Невозможно оторвать взгляд: статный, высокий мужчина, с правильным скуластым лицом. Даже повыше Андрея будет. Похоже, эйнеры выбрали биологический вид для переезда. Сегодня тела получают лишь некоторые бионики, а завтра… Завтра это будет раса существ, похожих на идеальных людей.

Он подходит совсем близко, на расстояние одного шага. Улыбаясь, протягивает руку, берет мою ладонь и, галантно поклонившись, касается ее своими теплыми губами. От этого поцелуя по телу у меня пробегает дрожь.

– Здравствуй, Вероника!

Смотрит с интересом, по доброму, как старший брат на сестру. Но я делаю шаг назад, показывая, что не признаю в нем равного.

– Ты эйнер. Не человек. И никогда человеком не станешь!

Вздохнув, он кивает головой.

– Это правда. Но лишь отчасти. Когда во вселенной не останется других существ, так же похожих на людей, как я, кто тогда будет считаться человеком?

Снова эта омерзительно-добрая улыбка… Нет, нет! Нельзя позволить ему вывести меня из равновесия, разозлить. Нужно сосредоточиться, быть очень внимательной. Я не могу знать, чем закончится эта встреча. Сейчас все висит на волоске: в космосе продолжается сражение, за спинами – и у меня, и у него – вооруженные соратники и боевые корабли. Да и сами мы стоим друг напротив друга, готовые в любую секунду принять удар или нанести его первым.

– Я рад, что мы, наконец, встретились. Надеюсь, ты понимаешь, что бежать больше не нужно? Все кончено. Теперь ты с нами и – поверь! – нас ждут великие дела. Я даже готов отпустить твоих друзей. Отдай им приказ, пусть улетают. Их никто не тронет.

– Зачем было искать меня? Что вам от меня нужно?

– Я все расскажу тебе, но позже. Идем на мой корабль!

Он встает вполоборота, снова протягивает руку, показывая, что приглашает за собой. Смотрит, улыбается… Я будто слышу, как где-то внутри меня тикает секундомер, отсчитывающий мгновения этой затянувшейся сцены. Ведь можно пойти. Можно протянуть руку в ответ, махнуть Хэлгу и остальным – пусть улетают! А меня ждет что-то удивительное, необычное, непохожее на банальную жизнь человека… Господи, откуда в моей голове такие мысли?! Спокойно, спокойно… Он только этого и добивается.

– Ты бегал за мной по всей галактике, но не мог поймать, – ступаю вперед, с вызовом приподняв подбородок, – Пока я сама не захотела встретиться. Значит, ты и все ваши склепники, бионики, вы не такие уж и всесильные.

Вижу, как его улыбка тускнеет, рука опускается. Тогда я тянусь к его красивому лицу, чтобы прошептать:

– Не можешь ты мне диктовать свои условия, эйнер. Если есть, что сказать, говори здесь и сейчас.

И тут же в голове моей взрывается бомба! Боль нестерпимая, настолько, что я даже не могу закричать, сквозь сжатые зубы раздается лишь шипение. Падаю на колени, стиснув виски кулаками. “Пойдешь с нами… Пойдешь с нами…” – пульсирует в моем сознании и кто-то будто роется в нем, так же, как я накануне ковырялась в металлической голове Тогги. “Да… Да! Я пойду! Только прекратите это!”

Из последних сил заставляю себя повернуться, чтобы взглянуть на Хэлга, стоящего у самого корабля. Рука его вытянута, в ней зажат пистолет. Дурак… С такого расстояния он скорее меня убьет, чем эйнера. Снова смотрю на своего мучителя, подняв голову. Он по прежнему улыбается, протягивая мне широкую ладонь. Моя дрожащая рука тянется навстречу…

Бах!

Пуля, угодившая в плечо красивой куклы, заставила врага упасть на бетон, отлетев от меня на пару метров. Боль в голове ослабевает и я встаю, неуверенной походкой пытаюсь вернуться к Золотой лани. Не вижу, что происходит за спиной, но выстрелы, следующие с обеих сторон, говорят сами за себя.

Кто-то бежит навстречу, падает, вместо него появляются еще люди… Наконец, меня подхватывают, помогают добраться до корабля. Оглянувшись, я успеваю заметить фигуру статного мужчины, прижимающего руку к плечу. Он уже далеко от меня, рядом с люком своей машины, но я по прежнему чувствую его присутствие в мозгу. Вспышкой ярости выкидываю эйнера из своего сознания. “Пошел к черту, ублюдок!”

Меня затаскивают внутрь, поднимают по лестнице, в рубку управления, усаживают в кресло.

– С вами все хорошо?

– Хэлг… Где Хэлг? – я лихорадочно оглядываюсь по сторонам, – Где Хэлг?!

– Я здесь, – он обнимает меня, уткнувшись лбом в мои спутанные волосы, – Я здесь, Вероника.

– Взлетаем? – спрашивает Джейкоб.

– Нет!

– Почему? Они уже поднимаются! Могут ударить по нам с воздуха!

– Мы остаемся на поверхности.

Джей упирается рукой в изогнутое обзорное стекло, провожает взглядом вражеские корабли, которые дружно поднимаются вверх.

– Сейчас нас накроют, – капитан снимает фуражку, опускает голову.

А я продолжаю всматриваться в небо, синева которого искажена защитным светофильтром. Знаю, каждый сейчас думает, что все было напрасно, что эта бессмысленная вылазка заранее обречена. Эйнеры хотели заполучить девчонку с особенными мозгами, но им не удалось взять меня живой. Значит... я достанусь им только мертвой. На что надеялась?

В искаженной синеве появляется тонкая нить белого инверсионного следа. За ней еще одна. И еще.

– Десять неопознанных целей вошли в атмосферу… Семнадцать целей… Двадцать три!

Они падают вертикально вниз, словно тонкие белые иглы, пронзившие воздух Расцветающей. Расходятся в стороны, совершая атакующий маневр, перекрывая эйнерской троице все возможные траектории. Короткий обмен ударами. Один корабль уничтожен в воздухе, другой, оставляя черный след, сваливается в пике. Третьего еще преследуют, но секунды его полета тоже сочтены.

До нас доходит рокот взрывной волны. Мы наблюдаем, как падающая машина старается выровнять полет, ей это плохо удается и вот она уже царапает днищем бетон, высекая искры, со скрежетом переворачивается. Еще какое-то время падают подброшенные высоко в воздух обломки, потом остается лишь облако пыли, да столб черного дыма. Приподнимается люк. Корабль покидают те из команды, кто уцелел – два маленьких, перебирающих конечностями-лезвиями существа, и одно высокое, которое можно было бы принять за человека, если бы мы не знали, кто оно на самом деле.

– Пойдем.

– Тебе еще нельзя…

– Я в порядке! Идем вниз.

Мы спускаемся. Голова болит, но я не обращаю на это внимания. До упавшего корабля метров сто. Чуть в стороне идут на посадку те, кто его сбил – разномастные гражданские кораблики, вооруженные чем попало. Они садятся, окружая нас со всех сторон, некоторые продолжают барражировать на небольшой высоте, контролируя воздушное пространство.

Мы подходим к тому, кто лежит на плите. Встаем рядом – я, Хэлг, еще несколько человек с Золотой лани. Опускаюсь на одно колено, чтобы заглянуть в глаза умирающего организма. Он не готов к этому. Все было просчитано, распланировано, ошибка исключена. И тем не менее… Именно он лежит сейчас на бетоне, израненный, переломанный. А я смотрю на него сверху, убирая с лица волосы, которыми играет ветер Расцветающей.

– Скажи. Хотя бы сейчас. Зачем? – наклоняюсь еще ближе, так, чтобы меня уже никто кроме него не услышал, – Почему я?

Но его глаза уже ничего не видят. Остекленев, они неподвижно уставились в голубое небо.

* * *

– Что там? На орбите?

Джей вытирает ладонью лоб, приподнимает фуражку. Поворачивается ко мне.

– Если верить сканерам и радарам – сущий ад! Думаю, железноголовым и в страшном сне не могло присниться, что их здесь так прижмут!

Бросаю взгляд на большой монитор, выдающий обобщенную информацию о положении объектов над нами. Карусель из множества точек завораживает! Как это выглядит в космосе? И можно ли вообще охватить взглядом такое “поле” битвы?

– Есть сообщения о столкновениях еще в сорока трех системах, – продолжает капитан, – И они продолжают поступать. Черт, вся галактика сошла с ума! Словно по команде…

– Вероника! – в рубку заходит один из членов команды, – К тебе пришли.

– Наконец-то. Пусть поднимаются.

– Уверена? Хорошо… Сейчас позову.

Слышны легкие шаги – кто-то взлетает по лестнице словно пушинка, следом тяжелая, неторопливая поступь. Я иду навстречу, уже улыбаясь, и как только первый посетитель оказывается в рубке, крепко обнимаю его.

– Молодец! Какая же ты молодец, Юлька! И ты тоже, черт лохматый! – хватаю пеллициуса за свешивающуюся шерсть, – Я знала, что сможете.

Юля скромно оглядывается, стесняясь чужих взглядов, на щеках ее румянец.

– Мы нашли только пятерых. Пять таких же акци, как ты. Больше не смогли, извини. Но сейчас они там, – она показывает пальцем вверх, – с твоей схемой на руках, и эйнерам очень несладко! Думаю, железяки уже недосчитались нескольких десятков склепов и продолжают терять ключевых биоников.

Снова обнимаю девчонку, крепко прижимаю к себе. Трудно даже представить, чем я обязана ей…

– Идем, – тяну ее за руку в свою каюту, закрываю дверь изнутри, – Ты ведь никому не сказала?

– Только лохматому. Но мы с ним нашли общий язык, он вообще мировой парень!

Она улыбается, а я вытираю с ее щеки темные разводы.

– Это коротнуло в пульте, когда нас обстреляли на подлете к Расцветающей.

– Хорошо, что никому не говорила. Пока не стоит рассказывать им, что ты… что ты сама – эйнер.

– Я же не такая, ты знаешь! Совсем не такая, как остальные. Уверена – среди эйнеров всегда были противники войны, но нас…

Она сжимает кулаки, закрывает глаза и мне кажется, что девчонка готова заплакать.

– Нас преследовали. Стирали память, биоников переводили в склепы. Я ничего не знаю о том, кем родилась, что было в моей прошлой жизни… А после того, как вселили в выращенное тело, мне стоило огромных трудов обмануть систему, сбежать, устроить свое одинокое существование в лесу.

Глажу ее по голове, стараясь успокоить.

– Конечно. Я все понимаю. Но, боюсь, остальные понять не смогут. Может быть, позже.

Юлька кивает.

У нас нет ни времени, ни возможности дожидаться исхода сражения, тем более, что пожар восстания перекидывается от одной системы к другой и пока станет ясно, чем все закончится, может пройти не один день, а то и не одна неделя.

Я знаю, что колосс сопротивления, обрушившийся на захватчиков, был создан с одной единственной целью. Среди хаоса и неразберихи из обитаемых миров должны уйти незамеченными несколько кораблей. Сколько нас будет после столкновения на орбите Расцветающей – десять, восемь? Сколько бы ни было, мы пойдем по намеченному маршруту и сделаем то, что должны.

Проскальзываем через пылающие звездные системы, в которых продолжаются широкомасштабные сражения, локальные битвы, дуэли между отдельными кораблями. Я стараюсь не замечать всего этого, но тысячи, сотни тысяч смертей, положенных на алтарь победы, провожают меня, словно барабанный бой, несущийся вдогонку эскадре…

– Ты одна все это сделала? – Хэлг протягивает мне кружку с чаем.

– Смеешься? Подготовкой занимался и Андрей, и Юлька, и чертова уйма знакомых и незнакомых людей! По-моему, даже Северский в системе Саленоса приложил руку. Но те, кто считает себя Гражданским корпусом, доверились мне. Они начали тогда, когда я сказала. Впрочем, это не сильно помогло… Можно было начать и раньше. Все равно с альфа-биоником ничего не вышло.

– Мы его уничтожили. Иначе бы он и дальше шел по твоим следам и в один “прекрасный” момент догнал бы. Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы не случилось так, как случилось на Расцветающей.

– Да. Ты прав. Его нужно было уничтожить. Теперь впереди только Некрополь и никто нас не остановит, никто не помешает!

– Сколько до него лететь?

– Джей сказал, что понадобится несколько прыжков. В общей сложности около месяца.

– Месяц… Не протухнуть бы нам на Золотой лани от безделья! Как считаешь, Вер? Что бы нам такое придумать?

Мне почему-то становится неуютно. Отворачиваюсь, ставлю кружку на стол.

– Не знаю, что тут можно придумать.

– Было бы неплохо сбросить напряжение, накопившееся за последние дни.

Чувствую на себе его взгляд, но не решаюсь обернуться.

– Выпей что-нибудь, Хэлг. Покрепче чая. У капитана наверняка найдется.

– Выпить… Да, конечно.

Я не могу думать ни о чем, кроме Некрополя. День за днем слоняюсь по кораблю, потому что не хочу оставаться в каюте, не хочу сталкиваться с Хэлгом или с кем-то еще. Думаю о том, что нам предстоит, что еще может открыться. И о том, хочу ли я это знать. Но другой дороги нет, мы покинули обитаемые миры галактики, взяли курс на странное место, затерянное в глубоком космосе. Место, где хранят свои тайны эйнеры.

Иду по длинному коридору, вдоль стен которого тянутся двери кают. Одиночество стало моим постоянным спутником в эти дни. Меня чураются члены команды – кто-то побаивается, а кто-то и сам понимает, что Веронике не нужна компания.

Распахнувшаяся дверь чуть не задевает меня – из каюты выходит Хэлг. Это не его каюта. В дверной проем я вижу кровать и полуобнаженное тело. Юлькино тело. Кажется, она спит. Не знаю, спят ли эйнеры, вживленные в биологические организмы, но глаза у девушки закрыты, руки раскинуты в стороны, грудь мерно вздымается.

– Вероника? – он говорит шепотом, видимо, тоже уверен, что Юля спит, не хочет разбудить ее, – Что ты здесь делаешь?

– Что ты, черт побери, здесь делаешь?! – тоже шепотом отвечаю я ему.

Хэлг оглядывается на девушку и, прикусив губу, закрывает дверь.

– Я не хотел, чтобы об этом кто-то узнал. Она такая… активная, энергичная. Кажется, жизнь из нее бьет ключом. Мне хотелось этого, и она была не против, даже наоборот.

Хэлг стоит, опустив голову, словно мальчишка, которого только что поймали на воровстве яблок.

– Дурак. Ты совсем ее не знаешь. Но если вы оба хотели этого… Кто знает, будет ли еще такая возможность. Значит, ты про нее говорил, что был бы не против сбросить энергию? Что ж, ну и я дура, значит…

Упираюсь спиной в стену, закрываю лицо руками, чувствуя, как краснеют щеки. “Надо же так проглядеть парня! Да еще подумать, что он собирается приставать ко мне!”

Мы оба смеемся, стараясь подавить это в себе, но смех прорывается наружу и меня не спасает даже ладонь, прижатая ко рту.

– Все!.. Все, хватит… Иди к себе, Хэлг… Иди к себе…

Может, он и прав. Надо было отдаться животным инстинктам, сбросить энергию. Когда-то мы с ним так и поступили, и мне действительно стало легче. Но сейчас все по-другому. Сейчас в моей душе продолжается барабанный бой, призывающий отбросить чувства, стать твердой, как скала, идти вперед, не обращая внимания на преграды. Где та девчушка, помогавшая отцу выращивать на ферме клубнику, рассыпающуюся на грядках кровавыми капельками? Нет ее. Канула в небытие. Жизнь изуродовала не только мою спину, но и мое сознание. Я не задумываясь пожертвовала многими, ради того, чтобы завершить свое дело.

Золотая лань неумолимо приближается к Некрополю. Я все меньше сплю и даже алкоголь на меня не действует. Любая прогулка по кораблю заканчивается в рубке, у изогнутого стекла, за которым черная бездна. И я могу часами смотреть в эту пустоту, пугая вахтенных бессмысленным взором.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика   Top.Mail.Ru  

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Copyright © 2019-2021 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».

Search