Гражданский корпус

Содержание материала

Гражданский корпус. Часть 13

 
Коллаж автора

Они смотрят на меня с недоверием. Кто я для них? Неизвестная девчонка. Еще вчера сидела за школьной партой, а сегодня смею являться вместо Гордона и собирать капитанов, будто мне кто-то дал такое право.

Перед собранием Гарсеван сдвигает столы в обеденном зале, ставит перед каждым участником по большой кружке свежего пива. Но никто не притрагивается к выпивке. Все ждут первого слова, повернувшись ко мне.

– Некоторые из вас уже знают, кто я такая. Для остальных сообщаю – меня зовут Вероника.

– Та самая Вероника? – перебивают меня, – С Проциона?

– Вообще-то я с Расцветающей. Но понимаю, что вы имеете в виду. Да, это я призывала гражданских в системе Проциона к объединению.

Капитаны переглядываются, тихо обсуждают что-то между собой, пока самый старый, убеленный сединой, не отодвигает большую кружку, заставляя остальных притихнуть и обратить на него внимание.

– Дорогая, все эти игры в повстанцев – это, конечно, занимательно. Что касается нас, то мы в стороне от большой драки. Меня, черт побери, другой вопрос интересует – где Гордон? Почему мы разговариваем с тобой?

Мысленно “благодарю” Гордона. “Корабли будут в твоем распоряжении, Вероника” – сказал он мне. Сейчас я в этом не уверена.

– Со мной вы разговариваете потому, – отвечаю я, постепенно повышая голос, – что я знаю, какая судьба ждет все завоеванные эйнерами миры. Потому что я была носителем и прекрасно понимаю сущность этих тварей. Потому что сумела стать свободной и до сих пор жива, а значит не такая уж и дурочка, какой вы меня считаете. Наконец, потому, что все вы собрались не по телефонному звонку, а после сигнала, переданного способом, известным только вам. А это значит, что Гордон доверил мне свои каналы связи. Почему? Да потому, что он не считает меня и мое дело “занимательными играми”.

Останавливаюсь, чтобы перевести дыхание. Никто больше не желает мне ответить, спросить что-то, и даже убеленный сединой возвращает отодвинутую кружку на место.

– Джентльмены! У меня к вам деловое предложение, от которого вы вправе отказаться. Предложение не заработать большие капиталы, но сохранить мир таким, каким мы его знаем, таким, какой он нам нравится.

Они молчат и в их молчании ясно слышен вопрос – "зачем нам это нужно?"

– Ведь если мы будем сидеть в кустах, то железноголовые изменят мир под себя. Это я вам обещаю!

Поднимаю свою кружку, делаю несколько больших глотков. Между капитанами снова начинается обмен мнениями и я не пытаюсь встревать, что-то объяснять, навязывать. Пусть разбираются.

Через несколько минут гомон стихает.

– Хорошо, – ко мне обращается один из тех, кто уже не молод, но еще не слишком стар, лицо которого темно от загара и обильно “украшено” шрамами, – Это веский повод для того, чтобы оторвать задницу от поверхности родной планеты или станции. Но скажи мне, Вероника, что именно ты собираешься предпринять? Зачем мы тебе нужны? Что вообще можно сделать с пятнадцатью кораблями против всего эйнерского флота?

Вот и добрались до самого важного! Теперь нельзя ошибиться. Я поворачиваюсь к Хэлгу, сидящему рядом со мной, вижу в его глазах тот же вопрос, который мне только что задали. Ему-то ответ точно не понравится…

Чтобы объяснить капитанам свой замысел, я вынуждена начать с самого начала, пересказать всю свою историю, растолковать им суть многих явлений, в том числе и мою способность подключаться к эйнерским разговорам.

– Структура их общества очень сложная, она постоянно меняется, дополняясь новыми элементами. Но я, как программист-недоучка, понимаю ее все лучше и лучше. И сейчас, даже еще не зная всех их тайн, могу с уверенностью сказать, что корень зла находится на одной планете. Сами эйнеры называют ее Некрополь. Именно оттуда тянутся все нити, управляющие их цивилизацией. Я думаю, что как только они установят свою власть во всех обитаемых уголках галактики, они перенесут многие узлы управления, распространят их на другие звездные системы. Как только это будет сделано, мы потеряем, возможно, единственный шанс покончить с ними.

– Ты что же, предлагаешь нам взять планету на абордаж? Пройти сквозь захваченные системы, сквозь линию обороны их родного мира, которая, вне всяких сомнений, существует? Пятнадцать кораблей против всех, да? Отвага и безумие не наш профиль, детка, – капитан со шрамами усмехается, поглядывает на товарищей.

– Да, – спокойно отвечаю я ему и смех замолкает, – Пройдем к Некрополю и уничтожим те объекты, на которые я укажу. Потому что я знаю, как это сделать. Они примут нас за своих.

* * *

– Так я и думал! Ты просто чокнутая! – Хэлг ходит по комнате, обхватив голову руками, – Ну какой Некрополь?! Чем ты соображаешь вообще? Откуда такие безумные идеи, Вероника?

Я сижу на единственной в комнате широкой кровати, которую нам пришлось делить прошлой, и, наверное, придется делить еще и этой ночью. Кусаю нижнюю губу, уставившись в пол. Мне и самой нелегко. Я совсем не уверена, что у меня получится так, как задумано. Сомнения терзают душу и очень хочется, чтобы кто-нибудь поддержал. Но Хэлг этого не замечает и я даю ему возможность выговориться. Пускай. Он один из тех людей, которых мне не хочется терять.

– Пойдем, покатаемся на лыжах? Я видела, у Гарсевана внизу есть несколько пар.

– Чего? – он хлопает глазами, не понимая, о чем я говорю, – Лыжи? Но я… Не умею. Вероника, не соскакивай с темы!

– Я и не соскакиваю, – примирительно поднимаю руки вверх, – Нацепим лыжи, пойдем кататься. По пути договоришь. А то мне надоело сидеть в комнате, да и когда еще предоставится такая возможность.

Последние слова дают ему понять, что все решено. Он может объяснять, протестовать, уговаривать, но я знаю, что ближайшие недели, а может и месяцы, мы проведем на борту корабля. Хэлг будто перегорает, мгновенно и окончательно, смирившись с тем, что будет так, как я сказала.

– Хорошо. Пойдем, покатаемся на лыжах.

За городом раскинулись фермерские поля, но сейчас они занесены снегом и можно беспрепятственно прокладывать лыжню по целине. Небольшие холмы позволяют иногда скатиться с горки, но потом снова приходится подниматься и я смеюсь над тем, как мой пилот, чертыхаясь, учится ходить “елочкой”.

Взобравшись на очередную вершину, мы стоим, выдыхая белые облачка пара.

– Как много прекрасных мест, которые мы можем потерять! – я поворачиваюсь к Хэлгу, смотрю ему в глаза, – Мы не должны сдаваться. Пока есть хоть какой-то шанс, пусть даже самый маленький… Не должны!

Он кивает головой.

– Конечно. Но мне почему-то кажется, что я все меньше и меньше тебя понимаю. Ты постоянно что-то умалчиваешь, недоговариваешь. Мы будто отстраняемся друг от друга. Нет, ты не подумай! Я ни на что и не рассчитываю, и тот случай, в башне Саленоса…

Закрываю ему рот холодной ладонью.

– Не оправдывайся. В башне было спонтанное желание, ты в этом не виноват. А сейчас я не отстраняюсь и ничего не скрываю. Но некоторые свои мысли, поступки мне сложно объяснить даже самой себе. Я лишь знаю, что нужно делать так, а не иначе. И как только понимаю причину, сразу тебе рассказываю.

Мне очень хочется, чтобы Хэлг поверил, но за его дружелюбной улыбкой теперь прячется холодок недоверия. Я чувствую это, и все же не могу ничего изменить.

Утром к нам в комнату стучатся. Один раз, другой… Сначала мне кажется, что это сон, но реальность выдергивает из утренней дремы и теперь уже понятно, что в дверь на самом деле стучат. Вытаскиваю из под головы Хэлга руку – во сне мы умудрились обняться. Встаю, еще мгновение сомневаюсь, не натянуть ли брюки, но открываю дверь в чем спала, в одной футболке. На пороге седой капитан.

– Мы все решили. Остальные уже отправились на корабли, я тоже через пять минут ухожу.

– И… что вы решили?

– Командуй, Вероника.

Золотая лань покидает сектор пространства, в котором дрейфовала последние два дня. Но улетать из системы рано. Капитану дано поручение нигде не задерживаться и в то же время оставаться в пределах астросферы Грумбриджа.

Я почти сутки валяюсь на койке в своей каюте, то закрывая глаза, то снова открывая, записывая в блокнот то, что считаю нужным. Я прощупываю динамическую сеть эйнеров – осторожно, прерываясь порой на час и даже больше, если подозреваю, что на меня могли обратить внимание.

Картина вырисовывается все яснее и яснее: сначала нахожу один источник сигналов с характерным почерком, потом другой, вот их уже с десяток… Это каналы управляющих эйнеров, еще не альфа-биоников, но уже кое что. Линии меняются, но если следить за теми, кто отдает приказы, легко определить точку, в которой они пересекаются – склеп.

Нужна сноровка для того, чтобы научиться делать это быстро, однако сам порядок действий настолько прост, что его можно отработать до автоматизма. Перепроверяю все несколько раз, в других районах системы, потом составляю схему, по которой легко использовать эту технологию. Рассылаю ее на разные адреса в трансгалактической сети. Это то, ради чего мы прилетели к Грумбриджу; здесь же очередной поворот судьбы сделал мне новый подарок: вооруженная эскадра и цель. Нет больше смысла размениваться на промежуточные мишени, мы должны нанести удар по главной!

Я понимаю, что это дорога, на которую сейчас ступаю, станет последней в нашей борьбе. Не будет больше ни времени, ни возможности отвлекаться на что-то иное. И нарастающее сопротивление, пик которого придется на момент выхода к Некрополю, нужно будет преодолеть во что бы то ни стало. Найти силы и преодолеть, не дрогнуть, не испугаться!

* * *

Гордон оставил Золотую лань. Я не прощалась с ним и не знаю, куда он полетел. У такого человека может быть много укрытий. Если останемся живы, если сумеем совершить задуманное, то когда-нибудь, возможно, я отыщу его. Скажу спасибо и извинюсь за то, что повлияла на его разум. Это не было преднамеренным поступком, но в какой-то момент я почувствовала, что его симпатия ко мне будто открывает лазейку к чужому рассудку, дает возможность повлиять на него.

Стою у зеркала, изможденная долгими часами бессонницы. Под глазами мешки, волосы спутаны. Я вижу перед собой то же отражение, что видела миллионы раз, но почему-то сейчас оно пугает меня. Я боюсь сама себя.

Душ, несколько часов сна. Проспала бы и дольше, но сейчас нельзя. Надо убираться из системы Грумбридж-34, мы и так находились здесь дольше, чем следовало бы.

– Наша цель?

Мы прокладываем курс с Джейкобом, Капитаном Золотой лани. Понятно, что точных координат Некрополя я не знаю, а даже если бы и знала – пройти напрямик не получится. Можно тянуть за ниточки, от одной системы к другой, но это долго и не исключены ошибки. Надо решать эту проблему более радикально. Грубо и нагло.

– Актуальное расположение эйнерских сил вам известно?

Джей снисходительно улыбается, разворачиваясь к большому сенсорному монитору навигатора.

– Мир слухами полнится. Вообще-то в нашей профессии не принято делиться ничем. Кроме этого. Пожалуйста – настоящая пиратская лоция!

На экране пестрая схема, в которой великое множество неизвестных мне обозначений. Подозреваю, что все эти знаки и закорючки остаются тайной не только для меня, но даже для военной разведки метрополии.

– Нам нужен какой-нибудь форпост, что-то вроде небольшой станции, рядом с которой нет обитаемых миров. Хорошо бы и кораблей рядом было поменьше.

– Что ж, посмотрим… Основные магистрали отметаем сразу. А вот вдоль пограничных районов опорные пункты вполне могут быть. Вот здесь, например… Или здесь… Да, кстати – неплохой вариант! В отдалении вообще от всего. Правда, в двух часах лета еще один такой же форпост, но больше ничего.

– Прекрасно! Как он называется? Ах, простите! – стучу рукой по лбу – какие могут быть названия у эйнерской станции… – Сколько у нас, если считать все корабли, наберется людей?

Капитан почесывает затылок, разыскивая глазами нужную цифру где-то на потолке.

– Ну-у… Я так думаю, что тысяча человек наберется.

– А этот форпост? Он большой? Сколько там может быть эйнеров?

Рот у Джейкоба приоткрывается.

Каждый корабль уходит в прыжок в свое время и из своей точки: мы не должны привлекать внимание. Собираемся в стороне от цели, там, куда не должны дотягиваться эйнерские радары. Короткая перекличка, сообщения о готовности. На все про все у нас полтора часа. Может, чуть больше.

– Поехали!

Совершая маневр, отпускаем часть кораблей вперед – они зайдут к станции с другой стороны. Скоро приходят первые сообщения: запрос о принадлежности сначала на языке менсо, потом на языке акци. Вслед за ними требование остановиться, лечь в дрейф до выяснения.

– Огонь по готовности, – Джей расслаблен, он развалился в капитанском кресле и ведет себя так, словно участвует в подобных переделках каждый день. А впрочем, это недалеко от истины.

В глубине космической тьмы уже вспыхивают огни первых выстрелов и попаданий. Я слышу, как по закрытой связи приходят сообщения: “Рядом два легких корабля… Один уничтожен… Второй пытается уйти… Уничтожен… Работаем на подавление огневых точек станции…”

Мы все ближе. Еще минута и вот уже можно разглядеть контуры вражеского форпоста. Чужой, непривычный силуэт. Корабли нашей эскадры наседают, продавливают защитное поле мощными зарядами, срезая со станции все лишнее: антенны дальней связи, орудийные башни, дюзы маневровых двигателей…

“Мы ее почистили… Два входа, но придется резать… Начинаем вскрывать…”

Беззастенчиво, не прячась, тянусь к станции своим разумом. Ощупываю ее, хватаюсь за светящиеся линии, мелькающие между эйнерами. Улов небольшой – только один отдает приказы. Он тоже меня почувствовал, в этом я не сомневаюсь. И он боится!

– Я пойду с остальными.

– Куда? – Джей смотрит на меня удивленно.

– Туда. Наши люди не знают, кого искать и где он находится.

– А ты знаешь?

Оборачиваюсь уже у выхода из рубки, пропустив Хэлга вперед.

– Если бы не знала, нас бы здесь не было.

Экипировка у пиратов не хуже, чем у армейского спецназа, только шлемы они не носят – видимо, какой-то свой кодекс чести. Мы с Хэлгом надеваем бронепластины, вооружаемся короткоствольными автоматами, встаем чуть позади авангарда абордажной команды, которая цепочкой выстроилась у шлюза. Толчок. Свист воздуха – гибкий переход присасывается к уже вскрытому другой командой входу на станцию…

– Вперед, вперед! Бегом!

Автоматные очереди, завывание знакомых сирен – “уо-о-о-у-у!”, только на этот раз они не нагоняют на меня страх. Теперь мы для эйнеров ужас!

Продвигаемся по коридорам, постоянно натыкаясь на группы железноголовых, которые отчаянно сопротивляются. Тот, кто ведет коммандос с Золотой лани, постоянно на меня оглядывается и я жестами даю понять: продолжать двигаться вперед, повернуть направо, или налево… Мне кажется, что эйнеров на станции гораздо больше, чем предполагал Джейкоб, но сейчас уже поздно отступать. Только вперед!

– Сюда! – кричу я уже в голос и команда разворачивается, кто-то выбивает несколькими выстрелами дверь.

Небольшой коридор, за ним еще одна несколько дверей. Тут я уже не могу сказать, какая именно нам нужна. Проверяем все по очереди. Мельком смотрю на часы – почти сорок минут штурма. Надо поторопиться!

Вскрыли почти все, но альфа-бионика нигде нет. Неужели я в чем-то ошиблась? Неужели им опять удалось опередить меня, обмануть? Осталась одна дверь. В ее замок уже выстрелили несколько раз: упрямое бронированное полотно хоть и качается, но продолжает висеть на петлях. Пока стоящий впереди чертыхается, перезаряжая оружие, я отталкиваю его в сторону и с воплем бью по двери ногой. Она не выдерживает, падает внутрь помещения.

– Вот мы и нашли тебя, сволочь!

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика   Top.Mail.Ru  

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Copyright © 2019-2021 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».

Search