Человечность

Содержание материала

Стрелок с севера

Утром из города уходил поезд – мощный тягач, тащивший за собой несколько прицепов. Обвешанные самодельной броней “вагоны” ощетинились пулеметными турелями, на крышах, за приваренными бортами, сидели автоматчики. Обычные пассажиры старались не высовываться – хотя дорога была исхожена, изъезжена, но береженого, как говорится, бог бережет.

Денис разглядывал карту, рисовал что-то карандашом. Казалось, он увлечен и ни на что больше не обращает внимания, но Катя была уверена – стоит ей сделать неверное движение, попытаться улизнуть, как тут же почувствует его железную хватку. Она и не пыталась, спокойно смотрела в окно, больше похожее на бойницу. Теплый ветер задувал, трепал светлые локоны ее волос, прихваченные единственной заколкой.

– Смотри, – шериф показал ей карту, – Здесь обозначены все места, где стрелок нападал на людей. Видишь?

– Да, – она понимающе кивнула, – Он движется нам навстречу.

– Точно. Не так, как это делала ты, не хаотично. Появился в зоне влияния города и с тех пор возникает то в одном месте, то в другом, но каждый раз чуть южнее, не отклоняясь слишком далеко в стороны. Можно сказать – идет по прямой. Я думаю, что он не местный.

Поезд, не снижая скорости, пронесся через гряду ухабов, поднявшаяся пыль залетела в вагоны-прицепы, неприятно заскрипела на зубах.

– Ну и прекрасно, – она достала бутылку с водой, прополоскала рот, – Будет легче его перехватить.

– Есть еще кое что, отличающее его от тебя.

– Что?

– Несколько раз он забирал тела убитых.

Катя с удивлением уставилась на шерифа.

– Зачем они ему?

– Лучше не спрашивай.

Какое-то время она еще смотрела в окно, потом сказала:

– Было бы неплохо, если бы ты дал мне оружие. Не хочу следовать за тобой бесполезным балластом.

Денис усмехнулся.

– Я не уверен даже в том, что с тобой безопасно находиться, если ты без наручников! – и после минутного размышления добавил, – Посмотрим. Может быть позже.

Они сошли с поезда в одном из поселений, где стрелок убил троих: мужчину – главу семейства, и двух женщин. Шериф вошел в большой дом, собранный из досок и деревянных шпал. Кто-то плакал в комнате, занавешенной простыней, в сторону шарахнулась стайка ребятишек. К ним навстречу вышли двое молодых парней с автоматами, возбужденные, агрессивно настроенные. Но Катя знала эти эмоции, обычно за ними прятался страх.

– Кто такие? Какого черта надо?

– Мы из города, – спокойно ответил Денис и показал хозяевам свой значок.

Тот из парней, что постарше, зло ухмыльнулся.

– Проваливайте! Мы сами разберемся со своими делами!

Второй хотел что-то поддакнуть, когда их обоих мягко оттеснила женщина, на шее которой был повязан черный платок. Еще молодая, может, чуть старше Кати, но с таким грузом печали во взгляде, что не каждая старуха могла бы сравниться.

– Я поговорю, – отрезала коротко, заставив парней молча ретироваться, – Что вы хотели узнать?

Жестом пригласила их в комнату, где стоял старый диван.

– Я знал Георгия, – негромко произнес шериф, – Он был хорошим человеком.

Женщина кивнула, посчитав это вежливым сочувствием.

– Как все случилось?

Она сжала кулаки, так, что побелели костяшки.

– Позавчера вечером он пошел с дочерьми к ржавому холму, там у нас стоит ветряк, – кивнула куда-то за окно, – Пропала электроэнергия, такое иногда случается. Он хотел починить, а девочки должны были собрать зелень в теплице, там же, рядом с ветряком. И… Эта тварь уже ждала их.

Женщина совсем по-мужски сжала челюсти, смахнула украдкой слезу.

– Сыновья услышали выстрелы. Но когда прибежали – все было кончено. Выстрел точно в голову, из снайперской. Ольге, старшей, в сердце. А Яна, младшая… Мальчики видели только кровавый след, который обрывался в песках. Они искали, но убийца словно растворился. Забрал нашу девочку, и… Скоро стемнело, я запретила сыновьям идти в пустыню. Они бы пошли и на следующий день, но дом нельзя оставлять без охраны, здесь еще моя сестра с маленькими детьми.

Денис положил руку ей на плечо.

– Мы найдем его.

Женщина сжала его ладонь, но тут же отпустила, поднялась с дивана. Лицо ее снова было холодно и непроницаемо.

– Найдите. Она уже мертва, я знаю. Но… найдите!

Шериф со спутницей не остались на ночевку, хотя из вежливости их пригласили. Выбрали направление и ушли, когда небо стало темнеть. Южнее, если верить карте, находились три поселения. Они двинулись к ближайшему, надеясь перехватить стрелка. Уже после захода солнца остановились, поужинали нехитрыми запасами, не разжигая костер. Денис расстелил на песке брезентовую подстилку, поднял выпавший из кармана значок.

– Сам сделал? – хмыкнула она, разглядывая металлическую звезду, – В наше время мы такие видели только в голливудских фильмах.

– Она из игрушечного набора, – он лег, повернулся на бок, – Немного поспим, но до восхода отправимся дальше. Я разбужу.

– Сама проснусь.

Ночью пошел снег. Когда-то здесь была средняя полоса с умеренным климатом, но война и ее последствия уничтожили зелень на тысячи километров вокруг. Осталась только пустыня, климат которой совершал непредсказуемые кульбиты. Как сейчас.

Катя открыла глаза, чувствуя на щеках ледяные прикосновения снежинок. Белые хлопья кружились, неторопливо опускаясь на израненную землю. Денис тоже проснулся, посмотрел на снег, завернул края подстилки, так, чтобы они скрывали их с головой. Пришлось подвинуться ближе друг к другу. Катя пыталась протестовать, но шериф прижал ее крепко, не собираясь лишаться дополнительного тепла. Она смирилась, закрыла глаза.

Утром напали на след. Его или не его – надо было еще выяснить, но цепочка оставленных отпечатков говорила о том, что не больше часа назад кто-то вылез из лощины и направился на юг. Следы тянулись от одного скального выступа до другого. Стрелок, если это был он, предпочитал не ходить все время по песку.

В какой-то момент они оказались на каменистом плато и совсем потеряли след. Продолжали идти на юг, внимательно оглядываясь по сторонам. Показался заброшенный корпус какого-то завода или фабрики, теперь уж не разберешь. Подошли к нему на расстояние в полкилометра, остановились. Денис снял с плеча винтовку, открыл окуляр оптического прицела. Солнце снова разогревало пустыню, от ночного снегопада ничего не осталось, над песками дрожало зыбкое марево.

– Он там.

Катя встрепенулась.

– Ты его видишь?

– Нет. Просто знаю. Там или где-то рядом.

Опустил винтовку, огляделся. Подумав несколько мгновений, протянул оружие девушке.

– Держи. Я пойду туда, а ты следи. Прикроешь меня, если что. Вот – пара обоймочек тебе про запас.

Она взяла винтовку с боеприпасами, удивленная и одновременно обрадованная. “Смелый ты, однако. Пойдешь вперед, зная, что я смотрю тебе в спину через окуляр. Я, стрелок с юга”.

Шериф проверил кинжал в ножнах, щелкнул предохранителем автомата. Рюкзак с вещами сбросил на песок, рядом с Катей.

– Ну, пошел.

Спустился с бархана, не спеша направляясь к намеченной цели. Его фигура уменьшалась, пока не стала сливаться с темной стеной старого здания. Девушка прильнула к оптическому прицелу. По спине пробежала струйка пота. Не отвлекаться, не отвлекаться… Приклад в плечо, поудобнее. Сзади шорох. “О нет, опять…”.

Удар по затылку был не такой сильный, как от кулака Дениса. Отключилась она не сразу, но винтовку выронила и мир перед глазами пошел кругом. Кто-то перевернул ее на спину, существо в накидке песчаного цвета, скрывающей бледное лицо. Еще один удар и девушка потеряла сознание. Кровь тонкой струйкой скатилась с виска, оставляя след на песке.. Кожистая рука с когтистыми пальцами обхватила катину лодыжку, потащила беспомощное тело за собой.

В лицо плеснули водой, ударили по щеке, потом по другой. Она разлепила веки, стараясь разглядеть окружающий мир. Похоже на подземелье, пещеру. Или подвал. Кто-то стоит перед ней, склонившись. Тряхнула головой, стараясь привести мысли в порядок. Существо с удовлетворением закряхтело – кажется, это был смех.

Она посмотрела наверх. Серебристый металл, руки прикованы к цепи, уходящей к сводчатому потолку. “Прекрасно”. В нескольких метрах стояла прислоненная к стене винтовка, рядом еще одна, короче и без оптики. “Значит, это ты, стрелок”.

– Чего тебе надо? Эй!

Оно повернулось к ней, оторвавшись от украденного рюкзака Дениса. Подошло ближе. Жуткое, изуродованное мутацией лицо, маленькие, черные бусинки глаз, словно у акулы, во рту виднеются мелкие острые зубы. Палец прикоснулся к ее щеке, царапая когтем.

– Тебя съем! Его – убью, – снова смех, похожий на кашель, – Скоро придет. Увидит – тебя нет, придет сюда. Знаю, куда заманить. Убью!

Сжал ее шею, так, что перехватило дыхание, но отпустил, отправился по своим делам.

Катя несколько раз проверила оковы на прочность, пыталась подтягиваться, дергать цепь – тщетно. Повисла бесполезным куском мяса, зажмурилась. Впервые за несколько лет ей хотелось заплакать, но не от страха, а просто от обиды. Так бездарно проеферить собственную жизнь! Уже в который раз пожалела, что ее не убили сразу…

Прошел почти час, прежде чем Катя смогла успокоиться, взять себя в руки. Снова взглянула вверх. Оковы самодельные, помесь кустарных звеньев, согнутых из толстого железа, и фабричного кольца из прошлых времен. Что за кольцо? Именно оно блестело светлым металлом. “Дура! Вот же дура! Это обыкновенные полицейские наручники!”. Что ж, дело упрощалось. Уж с этим браслетом она справится.

Внезапно где-то в глубине пещеры раздался выстрел. Винтовка! Та, что покороче, стрелок забрал ее с собой. Катя ждала, затаив дыхание. Через несколько мгновений прогремела автоматная очередь. Девушка ухмыльнулась – “одним выстрелом нашего шерифа не возьмешь!”.

Она вертела головой, осматривая все вокруг, отчаянно стараясь сообразить – чем ей вскрыть половинку наручников. Все это время в пещере были слышны выстрелы. Катя замерла, вспомнив о чем-то, сделала усилие, подтягиваясь, запуская пальцы в волосы… “Вот она!”. Вытянула заколку, зажала ее в ладони, стараясь не выронить.

Одиночные выстрелы и автоматные очереди медленно удалялись. “Заманивает его куда-то, гад!”.

Она двигалась аккуратно, напрягая мышцы рук, чтобы дотянуться до замочной скважины, просунуть тонкий металлический стерженек. Щелк! Браслет раскрылся, отпуская ее покрасневшее запястье. Теперь она висела лишь на левой руке. Но самодельное звено не раскрыть, только если попытаться вывернуться. Как? Даже хорошенько смазав руку маслом это было бы проблематично, а так, посуху… “Ладно, придется потерпеть”. Сложила ладонь лодочкой, отпустила цепь, за которую держалась свободной правой. Перенесла всю тяжесть на скованную левую. Железо больно врезалось в кожу. Девушка сжала зубы, застонала. Еще усилие… Сустав хрустнул, заставив ее громко вскрикнуть. От боли в глазах словно полыхнуло белой вспышкой.

Опомнилась она на каменном полу, катаясь с боку на бок, сжимая изувеченную конечность другой рукой. Автоматная очередь, прозвучавшая где-то далеко, окончательно привела ее в чувство. Катя вскочила, схватила винтовку, проверила обойму. Бегом, на звуки выстрелов!

По пути мелькнула предательская мысль о том, что можно все бросить, выйти из пещеры и отправиться своей дорогой. Но она упрямо бежала, перескакивая валуны, стараясь не поскользнуться на скользких участках. Выскочила в длинный тоннель. Где-то там, на другом его конце, виднелась маленькая фигурка в балахоне песочного цвета.

Катя вскинула винтовку, удерживая ее одной рукой, заглянула в оптический прицел. Изображение тряслось, но она смогла заставить себя застыть, не дышать хотя бы пару мгновений. Северный стрелок стоял над Денисом, который, кажется, получил два или три ранения, но был еще жив. Дуло короткой винтовки опустилось, готовое изрыгнуть свинец.

Девушка не могла держать оружие обеими руками, у нее не получилось бы прицелиться через спасительную оптику. И под ногой, как назло, предательски подвернулся камешек, скатившись по большому валуну. Стрелок обернулся, поднял винтовку, подарив шерифу еще несколько секунд жизни. Выстрелил. Пули разминулись где-то посередине тоннеля, каждая ушла в своем направлении, выискивая цель. Одна нашла…

– Как ты его, а? Ох, осторожнее…

Катя вытаскивала Дениса из пещеры уже битый час. И вот наконец Солнце! Откинулась на песок, стараясь отдышаться.

– Да… Это был выстрел… Что надо выстрел!

Они оба рассмеялись. Потом девушка поднялась, посмотрела на его раненую ногу.

– Больно? Идти сможешь?

Улыбнулся, но кисло, плохо скрывая недовольство самим собой, стыдясь сомнений, которые у него были по отношению к Кате.

– Я помогу, – взялась за его крепкую ладонь, поднимая на ноги, закинула тяжелую мужскую руку на свои хрупкие плечи.

Яндекс.Метрика   Top.Mail.Ru  

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Copyright © 2019-2021 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».

Search