ВВЕРХ!

Надежда умирает последней

Фото с сайта pixabay.com

На кухне зазвенела посуда. Донесся мужской голос – грубый, с хрипотцой:

– Чаю хотите? Или, может быть, кофе?

Она встала с кресла, осторожно выглянула из комнаты.

– У меня нет чая, – ответила тихо, – Тем более кофе.

– Я принес с собой, – мужчина обернулся, сверкнув глазами, одарил ее не слишком приятной улыбкой.

– Делайте что хотите… – она вернулась в комнату.

– Я же для вас стараюсь. Мне ни то, ни другое не нужно, – он с сомнением разглядывал банку кофе и пачку чая, наконец отложил последнюю в сторону, зажег газовую конфорку, достал кофейник.

Через пять минут принес белую чашку, от которой исходил манящий аромат. Поставил на журнальный столик, подвинув его ближе к креслу, в котором сидела Надя.

– Жаль, не нашел сливок или молока. Пейте, не стесняйтесь!

Она не удержалась, взяла чашку. Сделала маленький глоток, закрывая глаза от удовольствия. Сколько она не пила кофе? Три года? Пять? Сейчас уж и не вспомнить.

– Да-а, долго мы вас искали, – задумчиво протянул мужчина, словно прочитав ее мысли, – Кто бы мог подумать, что вы живете здесь, прямо в центре города!

Надя сделала еще глоток, поставила чашку на столик.

– Если хочешь что-то спрятать, положи это на самое видное место.

Мужчина задумался, потом кивнул. Смотрел на нее долго, пристально.

– Вот этого нам будет нехватать. Неординарности мышления. Но… – снова улыбнулся, всплеснул руками, – Прогресс не стоит на месте! Так ведь? Мы должны двигаться вперед. Наш мир – штука живая, подвижная, в нем постоянно что-то меняется. То динозавры вымрут, то обезьяны с деревьев слезут. Войны, катаклизмы… Эпидемии.

Надя сжала губы, слушая его монолог.

– Цивилизации сменяют друг друга, это нужно принять как неизбежное. В чем-то мы будем хуже вас, в чем-то лучше.

– Хотите разделаться со мной? – перебила она его.

– Ну, зачем же так… Поймите правильно, ваш организм игнорирует мутацию. Почти десять лет никаких признаков изменений. И нет гарантий, что рано или поздно вы этим не воспользуетесь. Создадите вакцину, например.

– Я не ученый. Всего лишь лингвист.

Он подошел к окну, отодвинул плотные занавески. Надя с непривычки прищурилась: солнечный свет давно не проникал в эту комнату.

– Любой человек быстро становится ученым, когда эволюция прижимает его к стенке. Уж это-то я усвоил. В общем… Как последняя представительница своего вида вы несете для нас определенную угрозу. Но никто не говорит о том, чтобы “разделаться”. Есть более гуманный, приемлемый для вас вариант.

– Вряд ли.

– Вы же не знаете, о чем речь!

– Сделать из меня зомби, о чем же еще.

– Мы не зомби.

– Не вам решать.

– Посмотрите на меня, – он повернулся вокруг, – Разве я похож на ходячего мертвеца?

Она насупилась, вынуждена была отрицательно покачать головой.

– Но температура вашего тела… Метаболизм… И сознание – ведь вы не способны на самостоятельное мышление!

Он наклонился к ней ближе.

– Разве?

Надя невольно отпрянула, стараясь не смотреть в сверкающие глаза.

– Ну хорошо, не именно вы, но большинство из вас.

Мужчина положил на ее ладонь холодную руку.

– Я не такой, как большинство, это правда. Среди нас есть те, кто обладает почти человеческим сознанием. Процент небольшой, но этого достаточно, чтобы управлять остальными. И у вас есть шанс стать такой же! – вынул из кармана красную капсулу, положил ее перед Надей. Сел в кресло напротив, – Подумайте хорошенько. Теряете вы немного – горстку так называемых “человеческих чувств”. Зато обретаете покой! Никаких болезней, никакого страха смерти. И весь мир у ваших ног!

Она не отрываясь смотрела на капсулу.

– Сомневаетесь? Не нужно. Препарат поможет активизировать мутацию, сломает те преграды, которые выстроил ваш хитрый организм. Просто поверьте мне!

Надя протянула руку, почти коснулась пальцами гладкого цилиндрика. В последнюю секунду нашла в себе силы поднять голову и посмотреть в глаза непрошенному гостю.

– Тебя зовут Конген, так?

Он непонимающе нахмурился.

– У нас нет имен, но…

– Знаю. Ты пришел издалека и назвал себя Конген – король, в переводе с одного из северных языков. Чувствовал, что имеешь влияние на остальных, можешь подчинять их, – на лице ее мелькнула тень улыбки, – Как видишь, я не сидела безвылазно в своей квартирке. Кое что узнала. Твои подданные бывают о-очень разговорчивыми…

Взяла капсулу, осторожно положила на язык. Запила кофе, залпом осушив чашку.

– Стал главным среди них, да? Искал себе королеву… Что она сделает со мной, эта красная таблеточка? О, я знаю! Даст такие же возможности, как у тебя – подчинять остальных. Угадала? И только ты сам будешь сильнее. Нет, не будешь!

Он попытался вскочить, но человеческая реакция оказалась быстрее. Шприц воткнулся в плечо, поршень надавил на мутную жидкость, вбрызгивая ее через тонкую иглу в холодный организм.

– Все хорошо. Успокойся, – Надя помогла ему откинуться в кресле.

– Мне жарко. Очень… жарко.

– Скоро это пройдет.

Она приподняла его веки, заметила, как в глазах исчезает таинственный блеск.

– Ты прав, Конген. Любой человек может в экстремальной ситуации стать ученым.

Отбросила шприц в сторону.

– Задача у тебя простая, дорогой: выжить. Теперь ты последний человек. А я ухожу. Подданным нужна королева. Не знаю, захочу ли я когда-нибудь вернуться в прежнее состояние.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник. Copyright © 2019 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».