ВВЕРХ!

Научишь?

Фото с сайта pixabay.com

“То, что капсула упала на Такаро-Така, это полбеды”. Артем поднял голову, с тоской провожая светящиеся в небе огоньки – все, что осталось от его штурмовика. Еще секунда и они растворились в атмосфере, сгорели дотла. “Гораздо хуже то, что на планете есть разумная жизнь – это единственное, что про нее известно. А ведь существо с работающими мозгами, пусть даже без когтей и зубов, гораздо опаснее хищника”. До сих пор Такаро-Така находилась в демилитаризованной зоне, поэтому никто сюда не совался, разведку не проводил. “Пес его знает, что тут за аборигены живут”.

Чужие взгляды Артем почувствовал сразу, не будь он боевым пилотом. Шевелящиеся не по ветру кусты и мелькающие в просветах между деревьев тени выдавали наблюдателей.

Пилот потянулся к аварийному передатчику – маленькому диску с двумя кнопками, висевшему у него на левом плече. Еще есть шанс, что его услышат. При условии, конечно, что на орбите остался хоть один корабль. Бой был скоротечным.

– Я борт ноль двадцать два, позывной “Малыш”. Потерпел аварию, катапультировался на поверхность планеты. Кто-нибудь слышит меня?

Щелкнул кнопкой передатчика, но тот не проявлял признаков жизни. Попробовал еще раз. Тишина. Сдернул диск с плеча, внимательно осмотрел. Через весь его корпус тянулась широкая трещина, сквозь которую были видны микросхемы.

– Чудесно…

“Видимо, приложился плечом о фонарь кабины, когда штурмовик взрывом тряхнуло”. Краем глаза Артем заметил, что кто-то приближается. Поднял голову, прищурился от света местного солнца. Разглядел высокого гуманоида, медленно направляющегося к нему.

“О, черт…”. Как раз у этого вида был полный набор: крепкие, длинные когти, острые клыки… За спиной аборигена болтались лук и стрелы, по которым можно было судить, что мозги у местных тоже на месте. Выхватывать пистолет из кобуры Артем не стал – вдруг еще обойдется?

Гуманоид замер в двух шагах от землянина. Осмотрел его с головы до ног. Заметив нагрудную нашивку “Артем Носов” чуть подался вперед, словно пытался прочесть. Потом посмотрел на диск, который пилот все еще сжимал в руке.

– Сломалась балалайка, – грустно заметил Артем и отбросил бесполезный передатчик. Заставил себя улыбнуться, – Турист я, отстал от группы.

Клыкастый кивнул, словно понял, и вдруг выдал на ломаном русском:

– До горьода подбросить?

Артем приоткрыл рот, снова закрыл, нервно хихикнул.

– Опа. Вы… меня понимаете?!

Тот выразительно выпрямился, поджал губы, явно пытаясь продемонстрировать презрение.

– Что мне надо, то понимаю, – показал пальцем на траву, в которой затерялся диск, – Нужен новый балалайка?

– А что, есть?

Абориген о чем-то раздумывал. Оглянулся на кусты и деревья, из-за которых уже стали выходить его сородичи. Снова посмотрел на Артема.

– Мы тебе, ты нам.

Догадываясь, о чем они могут попросить, он повернулся, стараясь встать к чужаку боком, скрыть от его глаз кобуру.

– А что… я вам?

– Научить.

– Чему?

Абориген не ответил, развернулся, пошел прочь. Артем вздохнул, двинулся следом. Они шли по лесной тропинке почти полчаса, сопровождаемые группой клыкастых товарищей. “Чему я могу их научить?” – гадал Артем. “Вместо луков арбалеты делать?”.

Наконец, вышли к деревне. Несколько десятков шатров, костры, какие-то животные, похожие на больших рогатых кроликов. Чуть в стороне – большое прямоугольное поле с едва пробивающейся травкой. Вокруг бегали ребятишки, с подозрением поглядывали на пришельца женщины и старики.

Умеющий говорить по-русски пригласил пилота в один из самых больших шатров. Они вошли внутрь и некоторое время землянину пришлось привыкать к полутьме. Освоившись, он заметил в углу жилища кусок грубой ткани, скрывающий нечто, сложенное горкой. Абориген подошел, сдернул мешковину, подняв тучу пыли. Выбрал из кучи наугад, показал человеку.

– Ваш?

В руке у него был полуавтоматический импульсатор. По правде сказать – не наш, скуркенианский. Артем сглотнул. Хотел кивнуть, но в последний момент опомнился, отрицательно мотнул головой.

– Не совсем.

Клыкастый взял что-то другое.

– А етот?

Плазменный. Однозначно наш, на цевье даже маркировка русскими буквами. Глупо будет отрицать.

– Ну… наш. А что? – Артем слегка побледнел. Ему совсем не нравилась эта демонстрация трофеев, – Откуда у вас все это?

Абориген хотел показать еще что-то, но передумал.

– Падало с неба. Давно, в большой, тверьдой скорлупе. Одной, дрюгой. Много.

“Та-ак… Значит, неисследованная Такаро-Така? А корабли на нее уже падали. Хотел бы я посмотреть в глаза службистам, которые боевых пилотов дезинформируют!”.

– Хорошо, что ваше. Значит, научишь.

– Да чему научить-то?

Гуманоид снял с темной панели домотканую салфетку из черных и белых ниток. Что-то нажал. Раздалось шипение, шатер осветился изнутри зеленоватым светом.

Артем смотрел на экран телевизора, который транслировал старую цифровую запись. Шум трибун, свисток арбитра…

– В футболь играть научишь?

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник. Copyright © 2019 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».