ВВЕРХ!

Неудачная посадка

Фото с сайта pixabay.com

Артемьев ворчал, но продолжал карабкаться вверх. Хорошо хоть погода не препятствовала восхождению – ветер набегал ледяными порывами, но не дул постоянно, да и редкие облака не обещали снежный заряд. Надо только подняться до выступа, на котором видели огни, а там уж разберемся.

Вершины, находившиеся в зоне ответственности его спасотряда, не дотягивали по высоте до Эльбруса или, тем более, до Эвереста, но альпинистов и здесь хватало – любителей, профессионалов… Правда, в поселке клялись, что вчера никто наверх не уходил. Если так, то оставалась еще версия с разбившимся самолетом. А это хуже, гораздо хуже. Порой сюда залетала малая авиация – Сессны, Эмбраеры и прочие Пилатусы. Их заказывали те, кто хотел полюбоваться на горы с высоты, и не всегда они делали это легально, порой не сообщая о полете.

Остановившись передохнуть, Артемьев посмотрел наверх. Выступа еще не было видно, но он знал, что осталось недалеко. Двое – пожилая немецкая пара – утверждали, что именно там видели во время вечерней прогулки мигающий свет.

Дорогу спасатель знал хорошо, но от этого маршрут не делался легче. Артемьев вздохнул, двинулся вперед. “Что, если немцам почудилось? Мало ли… Возраст… Нет, нужно проверить! Вдруг там люди, может быть раненые, не способные самостоятельно спуститься вниз”. С него за это потом три шкуры снимут. А главное – сам себе не простит.

Последний рывок: до ровной площадки, на которой альпинисты любили ставить палатки, оставалось метров двадцать, может быть тридцать. Только обойти скальный выступ, подняться немного выше, и…

Темную, гибкую фигуру он увидел над собой неожиданно, да и то лишь потому, что она шевельнулась, иначе бы прошел мимо. Артемьева тоже заметили.

– О-о, черт…

Голос был женский. О том, что перед ним девушка, можно было догадаться и по костюму, плотно обтягивающему тело.

– Эй, дамочка! Как вы? Не замерзли?

Незнакомка молчала. Огляделась по сторонам, будто выискивая пути к отступлению, но бежать здесь, конечно, было некуда.

Он подтянулся, оказался с ней на одном уровне.

– Вы меня понимаете? Ду ю андестенд ми? Хотя, раз черта поминали, значит и меня должны понимать.

Лицо девушки скрывала все та же обтягивающая ткань, лишь блестящие, чуть раскосые глаза сверкали в прорези. В руках у нее ничего не было, амуниции тоже никакой. Как есть потерпевшая крушение! Артемьев подошел ближе.

– Откуда вы здесь? Вряд ли пешком пришли. На самолете, да?

Она неуверенно кивнула.

– Разбились, значит… – он сделал по направлению к ней еще один шаг, – А остальные? Живы? Или…

– Я одна.

Она вдруг сорвалась с места, быстрым шагом прошла мимо него, едва уместившись на узком выступе.

– Эй, эй! Осторожнее! Тут кувыркаться до земли полторы тыщи метров!

Остановилась, оглянулась.

– Идемте. Раз уж встретились… Мне нужна ваша помощь.

– Понятное дело, – Артемьев поспешил за проворной незнакомкой, на удивление шустро перескакивающей по голым и обледенелым камням, – Вам бы для начала надеть что-нибудь, а то в этом фитнес-костюмчике не ровен час околеете. Меня, кстати, Игорем зовут.

Он бы подал ей руку в честь знакомства, но она даже не обернулась.

– Лена, – бросила через плечо, – Не переживайте, со мной все в порядке. Вы в своем неуклюжем комбинезоне рискуете замерзнуть гораздо быстрее.

В ее речи спасатель слышал странный акцент. “Иностранка? Но по-русски хорошо говорит”. Тем временем они поднялись на ту самую площадку-выступ, где, как предполагал Артемьев, и произошла катастрофа. Он ожидал увидеть обломки крыльев, смятый фюзеляж, но та картина, что предстала его глазам на самом деле, заставила Игоря замереть на месте. Перед ним, тускло поблескивая металлом, стоял летательный аппарат, силуэт которого был до боли знаком по фантастическим фильмам и журналам о непознанном.

– Это… – он моргнул несколько раз, с трудом справился с волнением, – Это что, мать твою, такое?!

– Ну, – девушка смутилась на мгновение, – Давайте будем и дальше считать его самолетом.

– Но ведь это гребаная летающая тарелка!

– Если угодно.

Аппарат был небольшой, метров десять в диаметре, в высоту около трех. Игорь осторожно обошел его со всех сторон, обратив внимание на несколько вмятин в том месте, где он, видимо, ударился в скалу. Девушка остановилась у входа, обозначенного откинутым вниз люком, в котором были видны ступеньки. Жестом пригласила спасателя войти.

– Я знал, что когда-нибудь этим кончится, – Артемьев положил на камни рюкзак, осторожно поднялся на борт летающей тарелки, – Горы – штука такая… Или снежного человека встретишь, или инопланетян.

– Не переживайте, – девушка закрыла люк, – Я такая же инопланетянка, как и вы.

Все пространство внутри аппарата было занято одним помещением, совмещающим в себе и рубку управления, и камбуз, и пассажирскую каюту. Лишь в центре от пола до потолка высилась цилиндрическая конструкция. “Наверное, туалет с душем” – решил Артемьев.

Совершенно не смущаясь Лена стала стягивать с себя “фитнес-костюм”. Игорь отвернулся, хотя то, что он успел заметить, его слегка взволновало.

– Все? Вы переоделись? Можно повернуться?

– А вы что, отворачивались?

Девушка села за небольшой столик, собрала волосы в хвост, перетянув их банальной оранжевой резинкой. Теперь она была в шортах и длинной футболке.

– Садитесь. Кофе будете?

– Пожалуй.

Он тоже разделся – снял куртку, ботинки, теплый свитер. Сел напротив Лены.

– У вас есть вопросы, да? – она смотрела на него с плохо скрываемой досадой.

Игорь кивнул.

– Ну естественно… – девушка поставила на стол две чашки, от которых шел приятный аромат, – Я нечаянно долбанулась. Извините. Не хотела никого беспокоить. В заповеднике вообще желательно себя не обнаруживать.

– В заповеднике?

Она отпила кофе.

– Ага. На Земле. Правила строгие, вмешиваться в жизнь охраняемых запрещено.

– Охраняемых?

– Да. Ну, в смысле – вас, жителей планеты.

– Веселенькое дело. И кто же нас охраняет?

Лена вздохнула.

– Тут такая петрушка… Население Земли – лишь одна тысячная от общей численности человечества.

– Смеетесь?

– Нет. Давай на ты, а?

– Давай.

Допила кофе, отодвинула чашку.

– Как бы тебе объяснить-то, попроще? В общем, всего одна тысячная! Остальные давно расселились по галактике. Сначала людей потихоньку вывозили старшие братья по разуму, а потом мы и сами стали выдергивать отдельных личностей, иногда даже группами. Сейчас Земля – охраняемый заповедник, в дела которого мы стараемся не вмешиваться. Но если кому-то очень надо – кино там снять, или диссертацию написать о здешних делах, то околачивают пороги галактической бюрократии и получают специальное разрешение.

Она мило улыбнулась, потянула за тесьму, надетую на шею, вытащила из под футболки пластиковую карточку, похожую на кредитку. Довольная, помахала ею перед носом у Игоря.

– Знал бы ты, сколько я этого разрешения добивалась. И вот надо же… Неудачная посадка!

Артемьев сидел, приоткрыв рот. Если бы не окружающий его интерьер космического корабля, он бы не поверил ни единому слову девчонки. Лена протянула руку, коснувшись его массивного подбородка, помогла закрыть рот. Спасатель опомнился, тряхнул головой, залпом выпил кофе.

– Слушай, а чем я то могу помочь?

Она кивнула на полуразобранную панель приборов.

– Нужна грубая мужская сила. Там чего-то коротнуло при ударе, я вчера разобрала, ну оно и вывалилось.

На полу, в куче мелких деталей, лежал пластиковый контейнер, от которого к пульту управления шли мотки проводов.

– Я вроде все починила, но надо на место поставить. Иначе работать отказывается, говорит “блок демонтирован”.

– И всего делов? – Артемьев усмехнулся, встал из-за стола, – Неужели сама не могла?

Она спокойно смотрела на то, как он приноравливается ухватить контейнер, рывком пытается поднять его, но, громко крякнув, роняет на пол.

– Тяжело, да? – девушка сочувственно нахмурила брови.

Игорь вытер пот со лба.

– Сколько же в нем? Килограмм шестьдесят? Семьдесят?

Лена пожала плечами.

Артемьев потратил двадцать минут на то, чтобы вставить злополучный блок обратно в недра пульта. Проверка показала, что теперь все работает.

– Ну вот! – улыбнулся, посмотрел на хозяйку летающей тарелки, – Теперь взлетит?

– Взлетит, куда ему деваться.

– И когда? Обратно?

Видно было, что он с удовольствием поболтал бы с ней еще, расспросил о том мире, что лежит за пределами маленького, круглого заповедника. Но Игорь понимал, что пора расставаться. Их встреча лишь случайность и со временем она будет казаться ему чем-то нереальным, просто волшебным сном.

– Тут еще такое дело… – Лена шмыгнула носом, стараясь не смотреть в глаза Артемьеву, – По правилам не должна я оставлять свидетелей.

Улыбка медленно сползла с его лица.

– В смысле?

Лена все-таки заставила себя поднять голову, посмотреть на него.

– Игорь, ну ты же не дурак.

– Да я то не дурак, но и заканчивать свой земной путь вроде не планировал. Уж точно не сегодня!

– Это ты правильно сказал – “заканчивать свой земной путь”.

– Погоди… Ты что, не кончать меня собралась?

– Или все-таки дурак? – она задумчиво смотрела на его взъерошенную шевелюру.

– Ты меня вывезти хочешь? Как остальных?

– Нет, не как остальных. Их обычно за ум и достижения эвакуировали, а тебя просто как нечаянного свидетеля. Инструкция предусматривает.

– Так, понятно.

Он собрал одежду, на ходу натягивая ее на себя. Подошел к люку, толкнул. Еще раз.

– Как открывается?

Девушка молчала. Игорь прищурился, лицо его побагровело от злости.

– Я сейчас эту халупу в щепки разнесу, – процедил сквозь зубы.

Она подошла к нему, осторожно похлопала по богатырской груди.

– Не нервничай ты так. Тебе у нас понравится. И горы там тоже найдутся, и…

– Да мне не нужны ваши! – взорвался он, – Я свои люблю, тутошние!

Лена вздрогнула от неожиданности, но не отступила.

– Извини, ничего не поделаешь.

– Ну сотри мне память, ешкин кот!

– Да нету у нас волшебных стиралок памяти! – тут уже и она не выдержала, перешла на крик, – Ему выпал шанс увидеть лучшие миры, а он – “я свои люблю, я свои люблю!”.

Они стояли друг напротив друга, глядя в упор, исподлобья. Лена вдруг бросилась на Артемьева, обхватила руками за крепкую шею, прильнула губами к его губам. Он не устоял, неуклюже повалился на пол. Одежда полетела в стороны.

– Черт с тобой, оставайся.

Двое лежали рядом друг с другом, смотрели в потолок. Он хотел закурить, но она не разрешила.

– Я уж и… и не знаю теперь. Кофе бы еще.

Лена встала, оделась. Нажала что-то, автомат выдал еще две чашки кофе. Они пили долго, растягивая удовольствие. Игорь знал, что как только поставит чашку на стол, должен будет принять решение. Внизу его уже ждут, не ровен час кого-нибудь следом пошлют. Ни к чему это.

– Лен, ты прости. Но не могу я.

Она молча кивнула.

Артемьев оделся, внимательно посмотрел, как девушка открывала люк. Спустившись вниз, оглянулся.

– Прилетишь еще?

– Не знаю.

– А сейчас зачем прилетала? Диссертацию пишешь?

Отрицательно помотала головой.

– Я в секретариате комиссии работаю. Комиссии по отслеживанию уровня гуманизации на Земле. Надо было протестировать население в отдаленном от цивилизации районе.

– И как?

Она прикусила губу, потом махнула Игорю рукой. Закрыла люк, прислонившись с внутренней стороны к его прохладной поверхности.

– Как? – шепнула сама себе, – Влюбилась, дура.

Корабль взлетел, когда Артемьев отошел от него на полкилометра. Взлетел бесшумно, мигнув красным маячком. Игорь с тоской посмотрел ему вслед. Ему очень хотелось верить, что Лена когда-нибудь вернется, что они еще встретятся. Но сейчас она улетала и, хотя он не знал этого, уносила в себе частичку горного спасателя.

Если вам понравился рассказ, похожий вы можете прочитать здесь: "Близкий контакт непонятного рода"

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник. Copyright © 2019 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».