ВВЕРХ!

По следам на снегу

Савельев бросил на пол геологический набор, сдернул с лица пластиковую маску и заиндевевшую балаклаву из термосейва. По глазам его было видно, что Оксану Валерьевну он не нашел. Несколько томительных минут все молчали, потом связист Ланге решился нарушить тишину:

– Ничего?

– Ничего… – Денис Савельев потерянно мотнул головой, – Метель… Следы пропадают уже метров через сто. Я шел сколько мог, пока работала батарейка обогрева в комбезе.

Он провел рукой по рыжей бороде, которая начала оттаивать, сверкая каплями воды. В сердцах ударил по столу.

– Черт! Зачем?! Ну зачем было идти одной?!

– Она возглавляет экспедицию, – робко подал голос Заболоцкий, ее заместитель, – По инструкции обязана была…

– Обязана?! – Денис не выдержал, схватил зама за грудки, приподнимая его тщедушное тело над полом, – Я знаю, сукин сын, кому это было нужно…

Купер и Андерсон бросились их разнимать, или, скорее, спасать Заболоцкого. Медик Анна Герц стояла в углу комнаты, кусала губы, не обращая на остальных внимания.

– Да пустите вы меня! – Денис отошел в сторону, но тут же указал пальцем на заместителя Оксаны Валерьевны, – Ты все знал, ублюдок. Компания не просто так включила тебя в состав, да еще перед самым отлетом. Оксана никогда бы не поставила интерес бизнеса превыше научного, поэтому они ее и устранили, отправили одну на контрольную точку. Якобы коммерческая тайна, первоначальный допуск только у руководителя! Как же…

Максим Заболоцкий криво усмехнулся – мол, паранойя у тебя, геолог, чушь порешь.

– Я перестраховался, выдал ей запасную батарейку. У нее энергии еще на сутки.

Денис с сомнением сверлил взглядом оправдывающегося зама, потом посмотрел на товарищей, ожидая поддержки. Но остальные молчали.

– Это ничего не меняет, – уже спокойнее произнес он, – И ответственности с тебя не снимает. Нельзя было отпускать ее одну. Тем более зонды составили погодный календарь, климат на планете стабильный, практически не меняется, и мы прекрасно знаем, что через несколько часов наш район накроет полоса критически низкой температуры. Никакой обогрев комбеза Оксане не поможет!

Андерсон подошел к Денису, положил руку ему на плечо. Вполголоса, так, чтобы не привлекать лишнего внимания, спросил:

– Ничего больше не видел?

Савельев знал, о чем он. Странные следы, которые они замечали раньше, реакция датчиков движения на дальних подступах к станции… Но в ответ лишь отрицательно покачал головой.

– Нет, не видел.

Аня налила ему что-то в пластиковый стаканчик, он послушно выпил: сейчас ему уже было все равно – согревающее, тонизирующее, или успокаивающее. “Можете и яду плеснуть”.

– Что будем делать? – спросила медик, – Если у Оксаны и правда есть запасная батарея, то еще не все потеряно. Мы должны продолжать поиски, пока…

– Я запрещаю, – перебил Заболоцкий.

Денис шагнул к нему, но дорогу вовремя преградили Купер и Андерсон.

– Ты… что?

– Запрещаю. Сейчас я исполняю обязанности руководителя экспедиции. И никто не будет рисковать своей жизнью ради спасения одного человека. Если она жива, вернется сама. Оксана Валерьевна опытный специалист.

Пластиковый стаканчик с хрустом смялся в кулаке. Андерсон снова оттеснил Дениса, ненавязчиво подталкивая его в бок.

– Тихо, не буянь. Ты же знаешь, мы не можем оспаривать приказы старшего. Иначе там, на Земле, все наши гонорары и премиальные основательно урежут, – он внимательно посмотрел Савельеву в глаза, – У всех семьи, дети. Кредиты, черт подери. Компания крепко держит нас за яйца, Денис. Давай обойдемся без революционных порывов, окей?

Он подмигнул, намекая на то, что сам с Заболоцким не согласен и они обязательно найдут решение. Геолог чертыхнулся, ушел в свою комнату переодеваться.

Метель продолжала с остервенением кидать тонны снега, заметая дорожки между корпусами станции. Но снежный заряд уже ослабевал, постепенно сходил на нет – приближалась зона высокого давления, температура неумолимо падала. Потрескивали опорные конструкции, повисли, налившись ледяной тяжестью, ветроуказатели. Проблесковые маячки и прожектора, помогающие не заблудиться в мутной мгле, теряли свою эффективность на расстоянии километра, но дальше, гораздо дальше их видели другие глаза. Чужие.

В дверь постучали. Денис спрятал початую бутылку водки, повернул ручку. Внутрь быстро вошли Аня и Андерсон. Последний, проходя мимо Савельева, повел носом, неодобрительно кашлянул.

– Ну? Что? – хозяин комнаты смотрел на гостей.

– Дело дрянь, – тихо резюмировала Анна, – Если Оксана не вернется, а все к тому и идет, наш Максимушка прикроет научную часть программы. Наложит запрет на работу с контрольными точками, как потенциально опасную.

– И тогда у экспедиции останется только одна, сугубо практическая задача, – добавил Андерсон, – Набить трюмы корабля фреммедианской рудой и сворачиваться.

– Следовало ожидать, – Денис ударил ладонью о колено, – Я же говорил, они только этого и добивались! Корабль может взять двадцать пять тонн, сколько они будут стоить?

– Это сто раз окупит затраты на экспедицию. Даже если бы Заболоцкий вернулся один, а за наши жалкие жизни компании пришлось бы платить возмещение родственникам, все равно они в выигрыше. Жизнь в этой игре – разменная монета.

В комнате повисла гнетущая тишина.

– Мы должны найти ее, – Аня сжала кулаки, – Может, Оксана еще жива, только не может сама вернуться. Вдруг ей требуется помощь?

– Она права, – кивнул Андерсен, – Только возвращение Оксаны спасет нас от этого корпоративного выкормыша. Ну и потом… Люди мы или кто?

Невозможно было отправить спасательную группу так, чтобы этого не заметил Максим. На станции находилось всего шесть человек, и отсутствие двоих, а тем более троих, обнаружилось бы моментально. Идти должен был только один. И, хотя Савельев не успел толком отдохнуть от предыдущей вылазки, он подходил для этого лучше, чем остальные. Он знал, где искать, потому что успел обшарить значительную территорию. Он обладал завидными силой и выносливостью. Кроме того, сейчас он имел полное право запереться в комнате на суточный отдых, и его никто бы не хватился.

Денис оделся, взял новую батарею, две запасных, и, воспользовавшись резервным выходом, выбрался на улицу. Между станцией и точкой номер один Оксаны нет, это он уже проверил и ее маячок бы не пропустил. Проклятая руда, ради которой и взялись за освоение неприветливого Фреммеда, излучала. Черт его знает что, но излучала. Характер и сила излучения для человека были безвредны, однако помехи оно создавало будь здоров – сигнал индивидуального маячка терялся на расстоянии нескольких метров. Только если подойти близко к телу, можно было его обнаружить. “Тело… Я не должен так о ней думать. Она жива. Жива!”.

Огляделся: за холмистой местностью станция отсвечивала мутным, молочно-белым. Савельев проверил импульсатор, уложенный в кобуру на бедре. Это даже не оружие, лишь геологический инструмент, но при желании пробьет сталь в несколько сантиметров. С такой штукой он чувствовал себя уверенней, особенно здесь, на богом забытом ледяном шаре. Странная планета. Не один раз ему казалось, что в спину упирается чей-то взгляд, хотя рядом никого не было. Вздохнул, пошел дальше.

Куда она могла деваться? Заблудилась среди вьюги, по пути домой? А может, двинула ко второй точке? Зачем? В любом случае, стоило подняться на господствующую высоту, в километре отсюда. Там видно будет.

Метель почти стихла, но Денис этому не радовался. Температура продолжала падать, мороз чувствовался даже сквозь многослойную суперсинтетику с подогревом. Посмотрел на датчик – минус пятьдесят один. “Надо торопиться!”.

Подъем на высоту был бы легким, если бы не рыхлый снег. Не спасали даже снегоступы. Время от времени Денис проваливался по колено, а то и глубже. Неожиданно появилась расщелина, пришлось обходить ее стороной. Он повернулся боком к вершине, сделал несколько шагов, и заметил краем глаза движение – там, в стороне станции. Заставил себя не подавать виду, спокойно обошел препятствие, снова глянул в ту сторону, осторожно, едва повернув голову. Ничего. “Показалось? Нет, брат! Меня так просто не проведешь…”. Он продолжал подниматься и почти у самой вершины еще раз аккуратно посмотрел через плечо, словно разминал шею. “Точно! Есть движение”. За ним кто-то шел. Если бы это были свои, со станции, они бы уже дали о себе знать. Значит…

Что-то свистнуло рядом с его плечом, врезалось в сугроб впереди, поднимая снежный фонтанчик. Второго предупреждения Денису не требовалось: он упал, перекатился в сторону. На ходу достал импульсатор. Жаль только, что на большом расстоянии он почти бесполезен. Подпустить незнакомца поближе?

Еще одна пуля просвистела у него над головой. Стараясь не вставать в полный рост, он короткими перебежками упрямо продвигался к вершине. “Врешь, не возьмешь! Это неизвестность страшит, а когда вот он, враг, идет за мной, стреляет из огнестрельного оружия, то уже и не страшно! Кто бы он ни был, это не призрак, не проклятие ледяной планеты, оставляющее непонятные следы. Скоро я посмотрю тебе в лицо”.

Перевалился за сопку, венчающую собой вершину холма, залег, осторожно приподнимая голову. Чуть-чуть, чтобы глаза оказались над снегом, чтобы увидеть – где эта тварь?

Пусто. Куда подевалась? Приподнял голову еще выше. Никого! Неужели обошел… Когда над Денисом выросла фигура, он понял, что прозевал противника. Не было даже секунды, чтобы поднять руку с импульсатором. В лицо геологу смотрело черное дуло пистолета.

– Зря пошел. Дурак.

Голос звучал глухо, мешала балаклава. Но Савельев узнал его. Это хуже, чем призрак или монстр. Это предатель.

– В нее ты тоже стрелял? А, Заболоцкий?

Стало вдруг совсем холодно. Денис невольно передернул плечами. Не хотелось умирать…

– Нет, не стрелял. Просто дал ей разряженные батареи. Ничего личного, Савельев, ни против нее, ни против тебя. Это лишь бизнес.

Странный сгусток воздуха, темным пятном выросший за спиной Максима, шевельнулся, вытянул щупальца. Предатель почувствовал, резко обернулся, но в тот же момент нечто подняло его высоко в воздух и бросило на снег. Заболоцкий застонал, скрючившись, а потом замер, затих.

Денис едва дыша отползал, позабыв про оружие. Сгусток догнал его, приблизился. Савельев видел, как внутри у него что-то пульсирует. Щупальце потянулось в его сторону, ухватило геолога за руку и помогло встать. Потом нечто поплыло вниз, на противоположный от станции склон. Денис шагал следом. Метров через двести оно остановилось, и в тот же момент из воздуха проступили очертания космического корабля. Обтекаемые, с серым металлическим отливом – ничего похожего Савельев раньше не видел. Существо поднялось на борт и через минуту вышло обратно. Оно несло на щупальцах хрупкую человеческую фигурку в знакомом комбезе.

– Оксана!

Денис бросился навстречу, принял драгоценную ношу. В его сознании сами собой возникли чужие, но понятные мысли: “Замерзала. Согрел. Емкости зарядил. Руду внутри планеты не трогайте, она моя. А точки вы нашли правильные. Там другая энергия, для вас лучше, чем руда. Ее можете использовать. Прощай”. Он успел подумать “спасибо”, и… таинственный незнакомец исчез, вместе с кораблем. Впрочем, возможно, он все время был где-то рядом, оставаясь невидимым для человеческих глаз. Но Денис не стал вытягивать руку, чтобы проверить.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник. Copyright © 2019 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».