ВВЕРХ!

Сеня Касаткин в своих лесах не заблудится

Фото с сайта pixabay.com

– Семен, ты куда опять собрался?

– Да я… Это…

– На рыбалку?

– Карасиков половить, расслабиться.

– Кому они нужны, твои карасики? Кто их ест?

– Ваське хоть, – кивнул головой на кота, – Хочешь карасиков?

“Мяу!” – кот спрыгнул с дивана, потерся щекой о ногу хозяина.

– Ну вот, а ты говоришь – “кто их ест”!

Жена мотнула головой, ушла на кухню, перебросив полотенце через плечо. Семен вздохнул, пошел следом.

– Ну чего ты, Насть? Знаешь, какая неделя у меня была?

– Знаю, – взяла нож, стала с ожесточением срезать кожуру с картофелины.

– Всю душу они мне вымотали, демонстранты эти! Только в одном месте от забора отгоним, они уже в другом собираются. Ну надо мне! Отдохнуть немножко, в тишине посидеть. Я ведь не по бабам собрался!

Она повернулась к нему, отложила нож.

– Еще б ты по бабам… Ох, Сеня. Бросал бы охрану-то, а? Сдалась она тебе!

– Ага, бросал… За кредит юлькин еще два года платить.

Анастасия взяла следующую картофелину, принялась ее чистить.

– Куда хоть идешь?

– Так за Ильичевку, как всегда.

– К болотине не суйся, понял?

– Так точно!

До места Семен добирался пешком. От окраинных кварталов, где они жили, по лесной тропинке идти километров десять. И, хотя в его пенсионном возрасте продолжительные прогулки давались нелегко, он их любил. Свежий воздух, пение птиц, а главное – ни одного человека вокруг. Бывало, конечно, встречались грибники или собратья рыболовы, но редко. Единению с природой они не мешали.

Поставил палатку на берегу, развел костер. Хотел было выключить мобильник, но не решился: если Настасья не дозвонится, потом ему всю плешь проест. Женщина она хорошая, но иногда не в меру заботливая. А мужик он и на пенсии мужик, ему свобода нужна. Хотя бы пару раз в месяц, подальше от дома и работы.

Вода в речке текла неспешно, с едва слышным журчанием. Семен закинул удочку, поставил ее на рогатину, изредка поглядывая на поплавок. Налил себе крепкого чаю. В такие моменты он не любил думать о настоящем, обычно прошлое вспоминал. Молодость боевую в душной горной стране, друзей, из которых не все домой вернулись.

Поставил кружку на траву, выудил из рюкзака именную флягу. Сделал глоток, зажмурился. Выдохнул облачко пара. Вокруг уже темнело и на небе появлялись первые звезды, а проклятые караси никак не хотели попадаться на крючок. Семен задремал.

Проснулся оттого, что потерял равновесие, завалился на бок. Вскочил, стал разминать затекшие ноги. Повернул голову и замер – небо на востоке озарилось яркой вспышкой.

– Ух ты! Метеорит, что ли?

Мерцающая точка, увеличиваясь в размерах, спускалась к земле по пологой дуге. Ни свиста, ни грохота. Абсолютная тишина. Когда объект плавно опустился за вершины елей, Семен понял, что это где-то рядом – километр, может быть полтора. В сторону ильичевских болот. Почесал затылок, оглянулся на безжизненный поплавок.

– Хех!

“Если Настасья узнает – все, кранты! Только кто ж ей скажет?”.

Усмехнулся в усы, взял фонарик и торопливым шагом двинулся на восток. Но, сделав несколько шагов, остановился. Раздумывал мгновение, потом вернулся. Порывшись в рюкзаке, достал небольшой нож. Таким только колбасу резать, но все же спокойнее, чем вообще без ничего.

Минут двадцать он раздвигал кусты и ветки деревьев, продираясь сквозь ночной лес, пока под подошвами армейских ботинок не хлюпнуло. “Вот и болотина! Дальше опасно, по крайней мере ночью”. Семен посветил фонариком по сторонам. Ничего.

– Куда оно делось? Ведь где-то здесь должно быть.

Пошел дальше, еще надеясь обнаружить источник таинственного света. Восточнее старался не забирать, чтобы не попасть в болотную жижу, но по сторонам обошел округу, казалось, вдоль и поперек.

Фонарик мигнул и погас. Семен тряхнул его, щелкнул несколько раз кнопкой включения.

– Да чтоб тебя!

Сунул предательский прибор в карман. “Ладно, обойдусь. Сеня Касаткин в своих лесах не заблудится!”.

Где-то рядом булькнуло, словно в воду кинули булыжник. Семен повернул голову, прислушался. Осторожно направился к источнику звука. Через несколько шагов он оказался у выхода из чащи: впереди был просвет между стволами деревьев, а дальше – едва заметный в ночи блеск воды.

В этот момент тучи, наплывающие с запада, вдруг приоткрыли серый занавес, позволив молочно-белому диску луны осветить землю. В ее бледном свете Семен увидел две фигуры, стоявшие у самой кромки воды. До этого он их не замечал – в темноте, на расстоянии в десяток метров, их можно было принять за деревья. Они стояли к нему спиной и, кажется, тихо о чем-то разговаривали. Семен не шевелился. Но вовсе не потому, что не хотел напугать незнакомцев своим появлением, прервать их разговор. Он вдруг понял, что это не люди.

Никакой одежды, серая, бугристая кожа, отсутствие волос. Звуки, которые они издавали, были похожи на щелчки и посвистывания. Один из них поднял руку с длинными, тонкими пальцами: кажется, он призывал второго замолчать. Слух Семена неожиданно резанула чистая человеческая речь, без малейшего акцента:

– Говори как они. Привыкай.

Второй кивнул.

– Останешься здесь?

– Останусь, корабль нельзя покидать. Иди один, мимикрируй. Выгрузи концентрат на мусорном полигоне, там благоприятная среда. Потом перелетим в следующую точку.

– Думаешь, этих доз хватит для изменения атмосферы?

– Хватит. Большую часть работы они сделали за нас. Надо только помочь, ускорить процесс. Через десять лет здесь будет наш воздух.

Существо опустило руку, медленно вошло в воду заболоченного пруда. Присвистнув на прощание нырнуло.

Семен стоял позади, по прежнему незамеченный. Он забыл, как дышать.

По серой фигуре существа вдруг прошла рябь. Черты его исказились, приобретая новую форму. Через секунду Семен осознал, что спиной к нему стоит обычный мужчина, в куртке и штанах цвета хаки – в общем, такой же рыбак-любитель, как и он сам. Касаткин сделал шаг назад. Еще один. Под ботинком хрустнула ветка и в тот же миг мимикрировавшее существо обернулось. Посветило Семену в лицо своим фонариком.

– Ух ты! Дед, ты чего здесь?

Касаткин попытался сглотнуть, но во рту пересохло.

– Да вот, карасей промышляю.

Луч света слепил его, не позволяя толком видеть странного собеседника.

– Здесь же болото!

“Нож… Куда я положил нож? Ага, карман на бедре. Застегивал? Нет. Полсекунды, чтобы достать, даже меньше. Если сноровку не потерял…”.

– Ну что ж, болото. Караси – они, брат, такие, в любой заводи водятся. Я вот посидел у реки – не клюет. Дай, думаю, пройдусь. Посмотрю какое-нибудь озерцо.

Существо, наконец, опустило фонарик.

– Давно подошел?

– Вот только что. А ты, видать, тоже рыбачишь?

– Ага, – неохотно согласился тот, – Рыбачу.

– Ну, раз так, не буду мешать. Пойду в другое место.

– Бывай.

Семен отвернулся, пошел прочь. Но чувствовал, как два чужих глаза смотрят в спину, как злой разум решает его судьбу. Метнулся влево, за дерево. И тут же мимо с тихим жужжанием пронесся сгусток света, искрами рассыпавшийся после удара о еловый ствол. “Вот ты и показал свои намерения!”. Еще один заряд врезался в дерево, за которым прятался Семен. Внутри все кричало – “беги!”, но он лишь присел на корточки, втянул голову в плечи, когда над ним снова зажужжало, посыпались искры. Потом стихло. Шаги, медленные, осторожные. “Спокойно, спокойно… Пусть подойдет поближе”. Он все рассчитал точно. Резким выпадом выбил из рук чужака оружие, еще минуту назад работавшее как обычный фонарик. Навалился на него всем своим весом, пивным животом, накопленным за годы мирной жизни, прижал к земле. Времени на раздумье у него не было: нащупал в кармане рукоять, выхватил… Чужой успел огласить лес громким свистом, но через секунду смолк. Все было кончено. Семен, переводя дыхание, откатился в сторону.

– За вэдэвэ, – прохрипел глухо.

Потом встал, оглядываясь через каждые пару секунд на гладь болотистого пруда. Стал шарить по земле, чертыхаясь, загибая крепкие словечки. Наконец нашел. Поднял, выпрямившись, поднес к глазам.

– Как эта фигня работает?

Луна снова помогла ему, осветив ночной лес. На “фонарике” кнопка включения и регулятор мощности рядом с линзой. Все просто. Впрочем, логично: устройство не должно вызывать подозрений у простого человека. Семен повернул регулятор на максимум. И, хотя он не знал, чем это грозит – может, последует взрыв в несколько мегатонн, который уничтожит и его самого, а может, мощности не хватит даже для задуманного – все же подошел к берегу пруда, взглянул на черную гладь воды.

“Как он там говорил? Через десять лет будет наш воздух?”. В глубине пруда что-то осветилось, приближаясь к поверхности. Семену вдруг стало легко, как тогда, в молодости. Нужно сделать то, что ты должен.

Он поднял оружие, направив его на воду. Нащупал пальцем кнопку. Нажал. Вспышка была такой яркой, что затмила весь мир. Взрывной волной Семена отбросило на несколько метров. Он слышал, как вода с шумом взлетает в воздух и опускается обратно вниз, но не мог этого видеть – он свернулся калачиком, закрыв лицо, несколько минут не мог решиться встать, посмотреть на дело своих рук. Если его глаза вообще смогут что-то видеть.

Нашел в себе силы, собрался с духом. Отнял ладони от лица. Темно. Впрочем, это не слепота – обычная тьма ночного леса. Встал, шатающейся походкой подошел к пруду. Вода еще бурлила, словно на дне был включен огромный чайник. А на ее поверхности плавали обломки. Множество мелких и крупных обломков.

Утром он вернулся домой. Настасья выругала за прожженную куртку, пришлось сказать, что неосторожно оставил у костра. Извинился перед Васькой за непойманных карасей, пожав его мохнатую лапу. А на следующий день, как ни в чем ни бывало, Семен Касаткин отправился на работу.

У забора охраняемого объекта его встретил уже привычный шум. Протестующие скандировали что-то, поднимали плакаты. Семен зашел в бытовку, переоделся, расписался в журнале, принимая смену на правах старшего. Пошел на осмотр территории. В самом дальнем ее углу, где обычно никто не появлялся, он встретил девчонку. Активистка. Как она сюда пробралась?

– Девушка, это частная территория. Вход сюда…

– Вам самим-то не стыдно?

Он замолчал, глядя на нее удивленно. Смешная девчонка. Большие очки, шапочка с длинными завязками-косичками.

– Не стыдно? – повторила она, – Взрослый мужчина! Неужели не можете найти другую работу, кроме как охранять строительство очередной свалки?

Семен нахмурился. Посмотрел вокруг, на многокилометровую, расчищенную от леса территорию. Расстегнул черную куртку с надписью “ЧОП Периметр”, снял ее, глубоко вздохнул.

– Стыдно. Ты права. Пойдем-ка… – положил ей на плечо тяжелую руку.

– К-куда? – растерянно спросила девчонка.

– Оформлять увольнение.

Имена и названия в рассказе вымышлены, любое совпадение является случайным.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник. Copyright © 2019 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».