ВВЕРХ!
Картинка с сайта pinterest.ru

– Что ты делаешь?

Кан Гу подошел ближе, с подозрением глядя то ей в лицо, то на руку. Алена заискивающе улыбалась, двинулась ему навстречу. Когда до скрытника оставался лишь шаг, улыбка исчезла с ее лица.

– Дай ключ от замка, – спокойно произнесла она.

– Забейся в угол, девчонка, и не смей больше…

Вряд ли Кан Гу успел сообразить, что произошло дальше. Удар ребром ладони пришёлся по его шее, одновременно жесткий наколенник милицейского скафа, повинуясь движению ноги сержанта, вошел в соприкосновение с нижними конечностями линиата, едва не переломив их. Кан Гу с грохотом свалился на пол, захрипел, хватаясь руками за горло. Гет Цан стоял поодаль, на лице его читался неописуемый ужас и он не смел даже думать о том, чтобы помочь соплеменнику.

Алена быстро обыскала поверженного противника, нашла ключ, освободилась от ошейника. Озабоченно посмотрела на скрытника, лицо которого посерело. Проверила его пульс.

– Не вздумай сдохнуть. Ты нам еще понадобишься.

Поманила пальцем старосту кавра. Тот, словно загипнотизированный, подошел ближе. Алена протянула ему ошейник.

– Сам наденешь?

Тот с готовностью застегнул его и, звеня цепью, попятился к стене, подальше от девушки. В ту же секунду немытая посуда, с вечера оставленная на столе, мелко завибрировала. Зазвенели тарелки, чашки. Казалось, что и пол под ногами вздрагивает. Алена криво ухмыльнулась, услышав с улицы звуки первых автоматных очередей.

Нашла свой дестройер – вчера она не упустила из виду, как небрежно кинули его в каморку под лестницей, уверенные, что цепь не позволит ей дотянуться. Подошла к окну, осторожно выглянула на улицу.

– А вот и “Легатус”.

Накрывая тенью лесное поселение, над просекой завис корабль. Боевики с огнестрельным оружием метались между строений, не зная, где спрятаться. Несколько тел ужа замерли на земле и луч станнера продолжал флегматично преследовать остальных.

Гордиенко вернулась к Кан Гу. Похоже, тот оклемался после удара: уже не хрипел, не держался за шею, даже цвет кожи снова стал нормального зеленоватого оттенка. Он заметил оружие в руках у девушки. Сел, не решаясь встать в полный рост. Только злые искорки в глазах выдавали бушующую в нем ненависть.

Алена остановилась в двух шагах от него, присела на корточки. Дуло дестройера смотрела на линиата черным жерлом. Похоже, он знал, как оно работает – видел, как под его воздействием рассыпается на молекулы любой живой организм.

– Ты сказал – чужой не будет больше ходить через лес. Почему? Кто он? И о какой твари вы говорите? Как ее найти?

Она спрашивала спокойно, не повышая голоса, но Кан Гу был опытным скрытником, он чувствовал опасность, угрозу, исходящую от каждого ее слова. Впрочем, еще больше его поразило то, что девчонка, оказывается, все это время понимала их язык. Смутившись, он опустил голову, но не прошло и нескольких секунд, как сумел взять себя в руки, снова посмотрел землянке в глаза – надменно, почти с насмешкой.

– Давай-ка я лучше расскажу, что собирался сделать с тобой, девочка. Я знаю много интересных способов…

Алена поднялась, развернула оружие прикладом вперед. Удар был не слишком силен, но заставил линиата вскрикнуть и оставил на его лице кровоточащую отметину.

– Не выводи меня.

Она никогда не била разумное существо. Вот так – чтобы причинить боль, запугать. Но знала, что такое может случиться, этому тоже учили. И сейчас не испытывала угрызений совести. Кан Гу насупился, замкнулся в себе, не желая больше произносить ни слова.

Скрипнула входная дверь. Алена обернулась и увидела Германа. Они подошли друг к другу, молча обнялись. Напарник спросил одним взглядом – “все в порядке?”. Кивнула.

– Это он?

– Ага.

– Рассказал?

– Немного. Только то, что говорил, пока не знал, что я его понимаю. Сейчас заартачился.

Герман подошел ближе, присел напротив Кан Гу – так же, как Алена за минуту до него. В улыбке землянина скрытник почувствовал не просто угрозу, как в случае с бывшей пленницей. Она готова была причинить ему боль только ради получения информации. Этот же человек хотел сделать мучительной каждую минуту всей его оставшейся жизни, просто потому, что ему это нравилось. Он искренне ненавидел линиата.

– Ничего, расскажет, – процедил сквозь зубы.

Герман встал, осмотрелся.

– В доме больше никого?

– Никого. Но под лестницей спуск в подземный ход, его надо будет проверить.

Алена подумала – стоит ли тыкать Германа носом в то, что была права, а он нет, но решила сказать:

– Если бы меня здесь не было, он бы ушел через тоннель.

– Все равно это было опасно. Ты же знаешь, я против таких авантюр.

– Да и черт с тобой… Что снаружи?

– Зачистили. “Легатус” поднялся выше, сканирует тепловизором, на случай если кому-то удалось уйти. Но это вряд ли. А с ними, – Герман кивнул на улицу, где валялись без сознания около двух дюжин боевиков, – что будем делать?

Алена задумалась.

– В городке только изолятор, там поместятся двое или трое, не больше. Давай-ка в трюм их, до поры до времени. И соберите все оружие, какое найдете.

* * *

Полностью обыскать тоннель не удалось: Мигель и Кристина вскоре вернулись, сказали, что дальше, в глубине, слишком много ответвлений. Тогда Гордиенко распорядилась взорвать выход в бандитское поселение. Сверху за этим участком теперь наблюдал один из спутников.

Они собрали огнестрельное оружие, под дулами дестройеров проводили очнувшихся линиатов в трюм “Легатуса”. Только Кан Гу и Гет Цана сержант приказала заковать в наручники и оставить в рубке корабля, чтобы они все время были у нее на глазах. Взвыли двигатели, пол под ногами задрожал. Зеленая стена из деревьев медленно проплыла перед обзорным окном, оставаясь где-то внизу.

Герман настоял на том, чтобы сразу по прилету Алена пригласила врача. Но Ольсен не обнаружил у нее никаких отклонений, а на вопрос – беспокоит ли ее что-то, девушка ответила:

– Только отсутствие нормальной еды за последние сутки. Принесите мне полбатона и литр томатного сока, пожалуйста.

Врач усмехнулся, сказал, что литр – это многовато, но стакан она выпить может. Он ушел, оставив ее одну. Алена устало закрыла лицо руками. Ей хотелось лечь на диван – прямо здесь, в офицерской, поспать пару часиков, а лучше до завтрашнего утра. “Нет! Нельзя расслабляться. Самое важное еще не сделано!”. Она знала, что остальные сейчас допрашивают в разных комнатах Кан Гу и Гет Цана и рассчитывала присоединиться. Ведь, если майор еще жив – где бы он ни был, его спасение зависит от того, как быстро они получат нужную информацию. Нужно только заставить себя, пересилить… Глаза ее стали слипаться, голова поникла.

Тихо приоткрылась дверь. Кто-то вошел, сел рядом. Когда рука нежно коснулась ее головы, погладила по волосам, девушка вздрогнула, очнулась. На столе стояла тарелка с несколькими кусками тонко нарезанного хлеба, рядом – стакан с соком.

– Извини, не хотел напугать, – Герман протянул ей блестящую упаковку, – Это доктор просил передать. Какой-то восстанавливающий препарат, я не запомнил название.

– Спасибо, – Алена вытряхнула на ладонь несколько капсул, – Сколько надо принять?

Он пожал плечами.

– Одну, наверное.

Съела две, запила соком.

– Лен, тебе бы поспать, отдохнуть, – Герман кивнул на мягкий, манящий своей полинялой обивкой диван, – Если что, мы сами справимся.

– С ума сошел?

Она принялась за еду. Герман смотрел на нее, понимая, что уговоры бесполезны. Вздохнул.

– Веретенников только что получил сообщение с Земли.

– М-м? – спросила она с набитым ртом.

– Следственная группа и спецназ будут на “Восторге” через сутки. Приказано ограничиться собранной информацией, сохранять статус-кво и не предпринимать больше никаких действий.

Гордиенко доела хлеб, выпила сок. Сидела, уставившись в одну точку, что-то обдумывая.

– Ничего не предпринимать?

– Мы и так сделали все, что могли. И даже больше! Нас шестеро, а тут… Пропавший майор, нелегальное производство какой-то дряни, бандитское логово с боевиками. Даже предатель нашелся!

– А что задержанные? Их уже допросили?

– Допрашивают…

Дверь вдруг распахнулась, ввалились Хансен и Бельская. Настя сразу села на диван, запрокинула голову, прикрывая лицо рукой.

– Я всего на секунду вышел, – оправдывался Эд, – А этот гад пятибуквенный кинулся на нее, ударил головой! Хотел в окно выскочить, сбежать.

– Хотел? – переспросила Алена бесцветным голосом.

– Не успел, стекло только разбил. Она, – он глянул на напарницу, – станнером его вырубила. Как раз, когда я в комнату забежал.

– С-сволочь… – Настя держалась за разбитый нос, но кровь просачивалась сквозь пальцы, капала на ворот рубашки, оставляя яркие кляксы.

Алена достала аптечку, попросила Германа принести лед из столовой. Оказывая Бельской первую помощь, она спросила стоявшего рядом Хансена:

– Вы хоть что-то от него узнали? От Кан-Гу?

– Да как сказать… Он больше ругался, иногда угрожал. Тебя недобрым словом поминал.

– Горидоры, – попыталась встрять в разговор Настя.

– Да, говорил еще про какие-то проходы, или… Не знаю, я не понял.

– Подземные, – почти утвердительно сказала Алена.

– Он сгазал – “живые горидоры”. Ах, черт… Давай еще вату.

– Настя, помолчи пока. Просто держи это у носа. Вот так… – Алена снова повернулась к Эду, – Значит, живые коридоры? Именно так и сказал?

– Да, – подтвердил Хансен, – Мы как раз пытались хоть что-то узнать от него про непонятную тварь, а он и говорит: “она пропустит их живыми коридорами, вам не остановить”.

– Это все?

– Все. Дальше только ругался. Ну, сказал еще, почему буквы у него в имени не хватает. Якобы, с каждой сотней мертвецов, висящей на душе скрытника, одна буква в его имени убирается.

– Вот ублюдок. Он что, утверждает, что убил сотню линиатов?

Эд отрицательно мотнул головой.

– Думаю, больше. Обещал, что скоро все будут звать его Канг.

Гордиенко распахнула дверь, бросив через плечо “присмотрите за ней”. Вышла из офицерской, спустилась по крыльцу желто-синего барака, направляясь в сторону здания администрации.

Судя по всему, у Мигеля Гарридо и Кристины Мицкевич допрос проходил гораздо спокойнее. На одном стуле сидел Гет-Цан, напротив, на другом, Мигель. Кристина бродила по комнате, иногда заходя за спину арестованного, так, что он не мог ее видеть и начинал нервничать, пытаясь обернуться.

– Что там за шум был? – спросил Мигель, увидев сержанта.

Она отмахнулась – “потом расскажу”. Встала рядом со старостой.

– Гет Цан, ты неплохой линиат, я знаю. У тебя замечательный сын. Неужели ты хочешь, чтобы в вашем мире, в котором предстоит жить Кон Киду, всем заправляли подонки с уменьшенными именами? Чтобы они держали в страхе ваши кавры? Мы, земляне, не собираемся захватывать планету, мы просто хотим помочь вам. Но помоги и ты нам! Расскажи все, что знаешь. Пожалуйста.

Она видела, что в лице линиата что-то дрогнуло. Его глаза бегали из стороны в сторону, руки, закованные в наручники, сжимались в кулаки.

– Я мало что знаю. Это все дела чужих. Никто с ними не общался, кроме скрытников. Они появляются редко и нам приказано делать вид, что мы их не замечаем. Говорят… – он с усилием сглотнул, – Говорят, что это их мир, их планета. А мы здесь лишь до тех пор, пока не выгонят.

– Кто говорит?

– Отец мой. Дед. Старые линиаты рассказывали, уважаемые.

Алена переглянулась с Мигелем, посмотрела на Кристину.

– Гет Цан, какую тварь вы обсуждали с Кан-Гу?

Он съежился от страха.

– Не знаю! Правда! Что это, как оно выглядит… Я никогда ее не видел. Знаю только, что в лесу была ее нора. Раньше, если кто-то неосторожно попадал туда, он исчезал. Навсегда исчезал, никто не смог вернуться. Потому умные линиаты стали обходить это место. Но Кан-Гу сказал, что лесную нору тварь закрыла, осталась только одна, в горах.

– Между серых вершин?

Он кивнул.

– Ты знаешь это место?

Было видно, что Гет Цан не хотел отвечать. Но он заставил себя выдавить – “да”.

Алена схватила планшет, открыла карты “Восторга”, нашла нужное место.

– Это здесь?

Гет Цан нахмурился, силясь разобраться в непонятном для него отображении местности.

– Я не уверен.

Гордиенко ткнула в предполагаемое место пальцем, включила режим “вид со спутника”, изменила ракурс – так, чтобы горная гряда была видна не сверху, а чуть со стороны. Увеличила изображение.

– А так?

– Да, – выдохнул Гет Цан, – Это то место. Перевал между малой и большой серыми вершинами. Летом из долины приходит теплый воздух, он растапливает снег в горах, но полностью – только на этих двух. Остальные гораздо выше, до них лето не дотягивается.

В комнату заглянул Герман, позвал Алену. Она вышла, прикрыв за собой дверь.

– Что?

– Пришел Кон Кид.

– Черт… И кто, интересно, настучал парнишке?

– Не только ему. Мальчик сказал, что в их кавре и в нескольких соседних кто-то рассказал линиатам, что земляне захватили в лесу много их сородичей.

– И?

– Они идут сюда. Сотня вооруженных мужчин, может и больше.

Оставить комментарий
Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник. Copyright © 2019 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».