ВВЕРХ!

Участковое отделение в системе К2-18. Часть 2

Картинка с сайта pinterest.ru

Станнер с грохотом упал на стол. Алена вытерла лоб, уперлась руками в деревянную столешницу, нависнув над оружием. Ее скаф был до колен испачкан в грязи, на плече нахально примостились несколько колючек.

– Позовите врача, у него должен быть контроль за телеметрией здоровья каждого человека. Хотя… – она покачала головой, – Кардио и все остальное транслируется от того же импланта, который передает сигнал геомаячка. Ладно, все равно позовите.

Она устало опустилась на стул.

– Ален, что значит исчез? – Кристина Мицкевич присела рядом.

Гордиенко достала смарткомм, показала экран.

– Вот так! Пошел к озеру и… Если верить технике, майора Стародумского на “Восторге” нет.

Мицкевич переглянулась с Германом, посмотрела на остальных. В комнате воцарилась тишина. Было слышно, как под потолком поскрипывает вентилятор, а вокруг его лопастей жужжит одинокая муха.

– Сигнал должен быть, даже если… Если человек мертв. Может, технический сбой?

– Семен Викторович уже вернулся бы. Нет, тут не сбой. Я же говорю – в лесу был кто-то еще.

– Один из местных?

– Черт! – Алена вскочила, – Да тут даже Звягинцев выглядит, как местный! Все ходят в одинаковых плащах с капюшонами! Будто другой одежды не бывает.

В комнату вошел врач – Халлвард Ольсен. Высокий и худой, он вынужден был пригнуться, чтобы не удариться головой о притолоку. В помещении мгновенно распространился приторный запах чего-то медицинского.

– Садитесь, товарищ Ольсен, – сержант указала ему на стул, на котором только что сидела сама.

– А что, собственно… – он посмотрел на именной станнер, брошенный на стол, потом на смарткомм Алены, положенный рядом.

– Проверьте, на всякий случай, показатели майора Стародумского, – попросила она, – По вашему, медицинскому каналу.

Замешкавшись, доктор извлек из внутреннего кармана пластинку карманного компьютера. Авторизовался, смахнул несколько сообщений, нашел в списке фамилию майора.

– Пульс чуть учащенный, дыхание…

Алена выхватила у него из руки прибор.

– Не может быть. Быстро, за мной!

Они выбежали из барака, оставив растерянного Ольсена одного. Алена бежала первой, остальные мчались за ней, на ходу включая светодиодные панели.

– Оружие у всех при себе?

Подтвердили – у всех. Ночь уже вступила в свои права и “Восторг” снова превратился в “Бурелом”, не желая показывать чужакам знакомую тропинку. Отсветы панелей мелькали на стволах могучих деревьев, хрустели сучья под тяжелыми ботинками – бойцы не заботились о скрытности, сейчас главное найти майора!

– Сюда! – Гордиенко свернула в сторону, оставив тропинку. В одной руке она сжимала табельный станнер, в другой – медицинский комм.

Точность позиционирования высокая: хотя сервисных спутников на орбите немного, но и земляне на поверхности планеты размещались компактно, можно позволить себе не окружать ее целиком, а сгруппировать космических помощников над головой. Поэтому отряд Алены Гордиенко знал, где искать. Погрешность – не больше нескольких сантиметров.

– Здесь… Он должен быть здесь!

Стародумского нигде не было, но сигнал продолжал поступать. Сержант опустилась на колено, коснулась ладонью влажной травы. Она должна была почувствовать холод и сырость, но на долю секунды ей показалось, что пальцы коснулись раскаленного металла. Она испуганно отдернула руку, посмотрела на напарника, присевшего рядом.

– Что? – Герман не понимал, чем вызван ее испуг.

– Трава…

– Что – трава?

– Горячая.

В эту секунду смарткомм истошно заверещал. Алена посмотрела на экран: “Угроза жизни и здоровью человека! Внимание, потерян сигнал! Угроза…”. Она поднялась, бессильно опустив руки, закрыв глаза. “Потеряли”.

Герман огляделся – остальные еще искали, световые пучки плясали между деревьев. Он прижал пальцы к траве. Холодная. Встал, посмотрел на Алену.

– С тобой все хорошо? Ты здорова?

– Причем тут…

– Наверное, лучше никому не говорить. Про траву.

* * *

В комнате для совещаний собрались почти все земляне, проживающие на “Восторге”. Мрачный Веретенников заламывал руки, глядел куда-то в пол, Звягинцев ходил позади него взад-вперед.

– В Корпус безопасности сами сообщите? – консул спросил не поднимая головы, но все и так понимали, что он обращается к Алене Гордиенко, невольно оказавшейся старшей по званию.

– Звоните вы, – ответила она, – Меня еще, чего доброго, всерьез не воспримут.

Он кивнул, встал, со скрипом отодвинув стул. Накинул плащ и вышел из здания администрации – надо было идти на борт “Легатуса”, только там была станция дальней связи. Никто не расходился, все ждали его возвращения. Алена перебирала в голове возможные варианты, остановилась на том, что завтра-послезавтра ее попросят сдать дела офицеру, который прилетит на “Восторг” во главе команды усиления и со следственной бригадой в придачу. На этом ее карьеру можно будет считать…

– Сержант, все полномочия приказано передать вам. Вы должны провести расследование исчезновения майора Стародумского, – Веретенников стряхнул капли с плаща – на улице опять шел дождь, – И обеспечить безопасность миссии имеющимися силами. Сейчас все брошено в сектор Альфа Эридана, к нам прислать никого не могут. В ближайшие пару недель точно.

Алена сжала кулаки, но тут же раскрыла правую ладонь, почувствовав жжение. Посмотрела украдкой на красное пятно, похожее на ожог. Прикрыла, но никто, похоже, и так не заметил. За исключением вездесущего Германа.

Девушка встала.

– Нужно отменить занятия в школе. Мы не сможем каждый день отправлять туда двух человек. Во всяком случае, до окончания расследования, – она посмотрела на консула, – Поездки к дальним каврам, Георгий Александрович, тоже под запретом.

Консул нервно дернул головой, но согласился.

– Городок покидать только с моего разрешения и в сопровождении сотрудников милиции. Ночью на территории будут дежурить двое из нас, – Алена взяла со стола именной станнер, сунула за пояс, – Утром поедем к Гет Цану… На сегодня все! Будьте бдительны и осторожны, товарищи.

Она стояла несколько минут у входа в барак, подставив лицо мелким, прохладным каплям дождя. Кто-то появился слева, в свете окна.

– Черт, Звягинцев… Надо обязать всех наших носить светоотражающие повязки.

– Алена… Простите, как вас по отчеству?

– Игоревна.

– Алена Игоревна, я хотел сказать, что, если с моей стороны требуется какая-то помощь, вы всегда можете рассчитывать… В любое время.

– Стародумский спрашивал вас о камерах и датчиках движения?

– Д-да, но… Видите ли, тут такая штука… На складе порядок не идеальный, а дел и без того…

– Так разберитесь со складом и найдите мне эти датчики, черт побери! Завтра же установите их на территории городка, а пульт и мониторы к нам в барак, в офицерскую комнату. Сами видите, что происходит, – добавила она уже спокойнее, – “Порядок не идеальный”... Детский сад!

Развернулась, тряхнула мокрыми волосами и прикрыла за собой дверь, оставив дежурного по космопорту в одиночестве. Тот вздохнул, поплелся к зданию администрации.

Алена вошла в комнату, где еще недавно хозяином был Семен Викторович. Просмотрела разложенные на столе документы: ничего примечательного, банальная бюрократия. “Что же ты скрывал, Стародумский? Ведь не зря позвал меня за собой, знал, что может что-то случиться”. Села в кресло. Почувствовала, что на нее душной волной накатывается паника. “Как же я влипла!”. Она прикусила кулак, чтобы не закричать.

Газик летел над просекой, чиркая днищем о кочки. К2-18 уже поднималась над деревьями, согревая мокрые листья, заставляя испаряющуюся влагу стелиться над лесом рваными клочьями.

Гордиенко взяла с собой Ланге – он сидел справа, за штурвалом, и Хансена, который болтался на заднем сидении. Сейчас, в отсутствии майора, она была свободна от обязательства работать в паре с Германом и могла бы изменить схему рабочих отношений в отряде. Но Алена чувствовала обязанность выполнить приказ Стародумского, сдержать данное слово, даже если никакого смысла в этом уже нет: свое умение работать с людьми, быть старшей, она доказала.

– А вот и наш кавр.

Герман сбросил скорость: впереди показались чудные деревянные домишки. Каждый – словно маленький комплекс из нескольких круглых построек, одноэтажные вокруг многоярусной центральной.

Газик завис у крайнего дома. Навстречу уже бежали ребятишки, но Хансен, с наслаждением покинувший заднее сиденье, оттеснил их в сторону: визит не предполагал быть дружественным, они приехали не как рядовые земляне, а как сотрудники Корпуса безопасности.

Из дома вышел староста кавра, Гет Цан. Он и раньше не казался Алене приветливым, а сейчас вовсе был мрачнее тучи, смотрел на гостей исподлобья, словно они явились за данью. Покосился на автоматические дестройеры, которыми они, по случаю выезда, разжились в арсенале взамен привычных станнеров. Жестом пригласил землян в дом. Его жена занималась стряпней у очага, но, завидев людей в желто-синем, подхватила корзинку и вышла. Старший сын, на вид лет пятнадцати, хотел выйти следом. Отец остановил его.

– Это Кон Кид, мой наследник. Пускай привыкает к взрослым разговорам.

Мальчик сел в сторонке, взволнованно ерзая. Алена едва заметно улыбнулась ему, но, повернувшись к его отцу, вновь стала серьезной.

– У нас неприятность, Гет Цан. Пропал человек – майор Стародумский. Знаете что-нибудь об этом?

– Нет.

– Вы были вчера на закате рядом с нашим городком?

– Нет, я не был рядом с вашим кавром.

– И не видели майора Стародумского?

– Не видел.

– А кто из ваших регулярно ходит мимо человеческих домов?

– Кроме меня? – Гет Цан поднял правую ладонь вверх: это было все равно, что пожать плечами, – Никто. Но если захотят, то любой.

– Замечательно, – проворчал за спиной Алены Хансен.

– Помолчи, Эдик, – она снова посмотрела на старосту, – Я хочу поговорить с остальными жителями кавра. Вы не против?

Снова поднятая вверх рука.

– Если хотите – пожалуйста. Кон Кид проводит вас.

Девушка хотела отказаться от провожатого, но, увидев обрадованное лицо парнишки, кивнула.

– Пускай проводит.

Когда они вышли из дома, Герман наклонился к Гордиенко, спросил ее едва слышно:

– Ты больше ни о чем с ним не хотела поговорить?

– Он больше ничего не скажет. Разве ты не видишь? Типичное “ничего не знаю, ничего не видел”. Не будем терять время, лучше опросить остальных.

– Что ж, тебе виднее, – он вдруг взял ее правую руку, повернул ладонью вверх.

– Какого черта?! – зашипела на него Алена, пряча красное пятно в кулак, озираясь по сторонам. Надо отдать должное Герману – он умел выбрать момент, когда на них никто не смотрит.

– Ого. Похоже, тебе вчера не приглючилось.

Она промолчала, все еще возмущенная его поведением, но Герману и не нужен был ответ, он продолжал размышлять, разговаривая сам с собой.

– Если это правда ожог от травы, то что стало причиной? Аномальная зона? Хм, возможно. Но почему мы не там, а бродим здесь и допрашиваем линиатов? Надо бы в лес и лучше с приборами.

– Ты, Герман, чем меня слушал? Я же сказала, что видела в лесу кого-то еще! И с вероятностью в девяносто девять процентов это был кто-то из местных. Если поймаем хоть маленький хвостик, найдем хоть какую-то зацепку, проливающую свет на то, кто бы это мог быть, мы наверняка узнаем и о его причастности к исчезновению Викторыча. А трава в лесу тебе ничего не расскажет. Все, вперед!

Но опрос не продвинул их в расследовании ни на йоту. Местные жители, словно сговорившись, твердили одно и тоже – к городку они не приближались, привычки гулять там у них нет, посторонних не видели.

В полдень, отчаявшись получить хоть сколько-нибудь ценную информацию, они снова столкнулись с Гет Цаном. Теперь, похоже, он сам искал их. Быстро приближаясь, староста разговаривал о чем-то с тремя линиатами-мужчинами, но почти сразу отослал их и подошел к Алене уже один.

– С кем теперь решать дипломатические вопросы? Консул хотел помочь нам с продовольствием. В этом году неурожай. Мы сегодня хотели разговаривать, но он не приехал и… теперь все осложнилось, да? Вы не дадите нам еды?

Сержант не хотела соваться в дипломатические игры, да и Веретенников ни о чем ее не предупредил. Но она вдруг поняла, как сильно ей хочется воспользоваться ситуацией, потребовать честных и открытых признаний в обмен на помощь! Ведь от этого могла зависеть жизнь человека, ее старшего товарища! Зло фыркнула. Гет Цан подумал, что на него, но Алена злилась на саму себя, за то, что подобные мысли вообще могли прийти ей в голову.

– Конечно, вы получите помощь от миссии. Не переживайте.

Он сдержанно поклонился, зашагал в сторону дома. А удрученная Гордиенко пошла своей дорогой, кусая кончики волос. Ужасно не хотелось возвращаться ни с чем, но они почти дошли до милицейского газика, парившего в двадцати сантиметрах над землей, а дельные мысли в голову не приходили.

Порыв ветра пробежал по верхушкам деревьев. Кавр стоял посреди леса, как, впрочем, и остальные поселения планеты. На “Восторге” были свои агломерации, рудники, шахты, фабрики с заводами, но большинство линиатов обитало в таких же небольших деревушках, как эта, по-нескольку сотен жителей. Размеренно, неторопливо. Алена чувствовала, что лесная глушь ее затягивает, ей все меньше и меньше хочется покинуть планету, улететь, чтобы где-то на оживленных перекрестках галактики, возможно, посвятить всю себя грандиозным свершениям. Перекрестки, пожалуй, справятся и без нее. А тут, на “Восторге-Буреломе”, есть свои тайны. И, чтобы раскрыть их, нужен сержант и пятеро бойцов. Пусть даже сержантом будет такая сопливая девчонка, как она.

Кон Кид, обошедший с ними весь кавр, заглянул Алене в лицо. Старательно изобразил улыбку, возвращая ее девушке, хотя она знала, что среди местных такая мимика не в ходу.

– Теперь вы главная среди людей?

– Вроде того.

– Тогда я скажу вам, – потянулся, чтобы прошептать Алене на ухо, – Они молчат, они отца боятся, а я скажу: был вчера чужой!

Гордиенко остановилась. Жестом показала Герману и Эдику не мешать.

– Чужой? Ты точно знаешь? Из другого кавра?

Мальчик отрицательно помотал головой.

– Совсем чужой.

* * *

– Парню можно доверять? – Настя Бельская записала рассказ Алены в блокнот и теперь с сомнением перечитывала строчку за строчкой, – Все-таки сын старосты, кто знает, на что его отец мог подговорить.

– А я ему верю, – встряла Мицкевич, – Я знаю Кон Кида по школе, он к нам часто подходил, про Землю расспрашивал. Любопытный малый, такой не захочет торчать на "Восторге" всю жизнь. Я думаю, он не соврал.

– Давай-ка еще раз, – Мигель развернул блокнот к себе, – Что нам известно?

– Вчера неизвестный прошел через их кавр, – Алена стала повторять то, что пересказывала уже дважды, – Было это, судя по всему, в семнадцать – семнадцать тридцать: мальчик показал мне, напротив каких веток дерева была К2-18. То есть чужак успевал дойти до городка к тому времени, когда я пошла к озеру, вслед за майором. Кон Кид утверждает, что, хотя голова незнакомца не была скрыта капюшоном, он не смог определить – линиат это или человек. Зеленых пятен на лице не было, наоборот, кожа показалась ему бледной, но для человека он был слишком плохо одет, наши так не одеваются. Кроме того, парень утверждает, что он знает всех людей, живущих на "Восторге", а этого среди них не встречал.

– Что, вот так запросто прошел через деревню? И никто на него внимания не обратил? – спросил Герман.

– Линиаты более сдержанны в эмоциях, чем мы, земляне. Да еще, по моему, и старостой запуганы. Но чужого наверняка видели! Только обсуждать боятся. Ох, чувствую я, что-то странное в этой деревне происходит…

Алена потянулась, хрустнула суставами.

– Ладно, вы разбирайтесь пока, а я отлучусь на несколько минут, проверю – что там с датчиками.

Она вышла из милицейского барака, вдохнула прохладный воздух. До заката было еще часа два. Девушка прошла от неказистого, желто-синего дома до щеголяющей свежим срубом администрации. У крыльца столкнулась со Звягинцевым.

– О, на ловца и дежурный бежит.

Он расплылся в улыбке.

– Сделал! Все, как положено, Алена Игоревна! Вот только кабель дополнительный протяну в офицерскую, чтобы соединение с сервером напрямую было, не по воздуху. Надежнее так.

Подошел ближе, она почувствовала запах леса, источаемый его плащом.

– Вы вечером очень заняты, Алена… Игоревна?

Положил руку на бревенчатую стену за ее спиной. Гордиенко хоть и смутилась, но виду не подала.

– Сержант?

На углу стоял Герман. Звягинцев неловко кашлянул, отошел на пару шагов.

– Так я на склад пойду, отыщу кабель. Сегодня закончим!

Он скрылся между домами. Алена прошла мимо криво ухмыльнувшегося напарника, обернулась.

– Зачем ходить за мной, Ланге? Я бы и без тебя справилась.

– А разве я что-то сказал?

– Подумал. По физиономии видно.

Они вернулись в барак, присоединились к остальным. Все это время бойцы продолжали спорить, выдвигать версии – одна фантастичнее другой, но так и не могли прийти к согласию. На столе стояло несколько чашек с кофе, в воздухе клубились ароматные облака.

– Все, хватит! – Алена ударила рукой по столешнице, – Попали мы в переделку, ребята. Выкручиваться надо самим, никто не поможет. А от нашей работы, возможно, зависит судьба майора. Я не хочу верить, что его нет в живых.

Все замолчали.

– Бельская – я знаю, у тебя глаз наметан на морфологию братьев по разуму. Найди всех гуманоидов, похожих на человека, возможно с бледным оттенком кожи. Покажем фотографии Кон Киду. Гарридо – скооперируйся с доктором Ольсеном и прозондируйте то место, где фиксировался последний сигнал от майора, всеми возможными и невозможными устройствами. Но главное – мы должны найти чужака! Не зря он появился вчера в кавре и наверняка я его видела в лесу, у озера. Хансен – раздели карту местности на сектора, будем каждый день патрулировать лес. Чувствую, есть у бледнолицего какой-то интерес рядом с нашей миссией. Он еще даст о себе знать.

Оставить комментарий
Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник. Copyright © 2019 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».