ВВЕРХ!

Колхозное поле №417

Фото с сайта pixabay.com

Грохот на небесах заставил инспектора выйти из офиса, поднять голову. Он даже не успел прожевать утреннюю булочку, откусив лишь кусочек, зажимая остальное в пластиковой ладони. Светодиоды нарисовали на его лицевой панели эмоциональную реакцию номер семь – недоумение.

На планету спускался корабль. Небольшой, скорее всего одноместный. Позади он оставлял след темного дыма, полет его был дерганым, неровным: очевидно, машина неисправна. Инспектор целиком запихал в рот булочку – желтую губку, способствующую очищению внутренних механизмов. Вышел поближе к посадочной площадке и принялся ждать. Но корабль промахнулся. То ли пилот не включил автоматику для посадки, то ли она тоже пришла в негодность и ему пришлось садиться на ручном управлении, так или иначе корабль рухнул в крапиву, подмяв под себя один из четырех амортизаторов и завалившись на правый борт. Распахнулся люк.

– Добро пожаловать… – начал было инспектор и замолчал. Из кабины выбирался человек. Живой человек! – Оу… Кхм. Да, добро пожаловать на “Колхозное поле четыреста семнадцать”.

Мужчина – а инспектор сразу определил, что это, несомненно, самец – чертыхаясь перебрался через жгучие заросли. Потер ссадину на щеке, посмотрел на небо, так же, как минуту назад туда смотрел встретивший его андроид в полицейской раскраске. Небо было чистым, если не считать рассеивающегося дыма. Человек взглянул на инспектора, будто заметил его только сейчас.

– Здрасьте.

– Добро пожаловать! – еще раз повторил инспектор, – Я VLR11, можно просто Валера, инспектор полиции планеты.

Он с гордостью протянул руку.

– Э-э… – мужчина замялся на мгновение, вытер ладонь о штаны, ответил на рукопожатие, – Гоша. То есть, Георгий Алексеевич.

– Вы не ранены? Мне кажется, вам требуется медицинская помощь.

– Помощь? Нет… – он казался растерянным и продолжал поглядывать на небо, – Впрочем, да. Мне нужна помощь.

– Идемте в офис!

Они сошли с квадрата бетонной площадки, проследовали по гравийной дорожке, мимо цветастой клумбы, в сторону большого полукруглого ангара, в который можно было бы загнать немаленький орбитальный буксир. Собственно, буксир там и стоял, тоже в полицейской раскраске.

– Это офис?

– Совершенно верно, – подтвердил Валера, – Ну, или полицейский участок, если угодно. А вообще-то – место для хранения спасательного судна. И хранения меня. Ради одного андроида помещение строить не будут, правда?

На лицевой панели эмоциональная реакция номер двенадцать – ироничная улыбка.

– Наверное, – согласился Гоша.

Он подошел к столу, одиноко стоявшему посреди большого пустого пространства. Заметил два стула, задвинутых под столешницу, обернулся к полицейскому, как бы спрашивая – “можно присесть?”. Тот жестом разрешил.

– Да и я здесь, по правде сказать, не нужен, – VLR11 сел напротив, – Люди на “Колхозном поле” не живут, а роботы запрограммированы так, что преступление совершить не могут. Но правила требуют соблюдения протокола! Хотя бы один полицейский корабль и инспектор на всю планету. Да. Так что за помощь, говорите, вам необходима?

Едва Георгий успел открыть рот, как на улице снова загрохотало. Он вскочил, обернулся к выходу.

– О-о, черт…

Андроид тоже встал, на “лице” его отразилось удивление.

– Это странно. Обычно у нас мало гостей, прилетают лишь беспилотные контейнеровозы, да и то осенью, когда нужно забирать урожай. Но сейчас разгар лета.

– Послушайте! – Гоша вцепился руками в плечо Валеры, который уже собрался выходить на улицу, – Послушайте, вы должны меня спрятать! Скажите им, что меня здесь нет!

– Что? О чем вы? – Валера успокаивающе улыбнулся, попытался усадить гостя обратно на стул, – У вас нервный стресс после аварийной посадки. Это пройдет, не переживайте. Можете не ходить со мной, посидите здесь, отдохните. Я скоро вернусь!

И он вышел из ангара-офиса.

Корабль, заходивший на посадку, был гораздо больше того, что несколькими минутами ранее неудачно нырнул в крапиву. Бликуя матовой чернотой, пришелец аккуратно выпустил из тучного брюха стабилизаторы. Качнулся на них и замер, загородив тенью практически всю взлетно-посадочную площадку. С минуту ничего не происходило, но инспектор терпеливо ждал. Потом появился трап, отъехала в сторону толстая дверца. На бетонку спустились двое крепких парней в темных костюмах. Один из них остановился, разглядывая металлическую верхушку, торчащую из зарослей неподалеку. Другой подошел к Валере. Достал пластиковое удостоверение, позволив его отсканировать стереокамерам, заменяющим андроиду глаза. Тот быстро подключился к сети, сверился с полицейской базой данных. Серьезная контора! Там, среди людей. Но не здесь.

– Где он? – парень в костюме переминался с пяток на носки.

– Я тоже хотел сказать вам добрый день! – на лицевой панели Валеры прорисовалась вежливая улыбка, – Добро пожаловать на “Колхозное поле номер четыреста семнадцать”!

– Где он? – подошел второй парень.

VLR11 посмотрел на обоих, оценивая перспективы продолжения разговора. Развернулся, пошел к ангару.

– Вы правы. Некоторое время назад совершил неудачную посадку аппарат с человеком на борту. У вас к нему какое-то дело?

– У нас к нему ордер на арест.

Они вошли в сводчатое нутро офиса-участка. Как и прежде перед буксиром, прятавшимся в глубине помещения, посреди пустого пространства стоял одинокий стол. Два стула аккуратно задвинуты под его столешницу.

– Где он? – в третий раз повторил темный костюм.

– Что за ордер? В чем вы его обвиняете? – ответил андроид вопросом на вопрос.

Парни переглянулись.

– Наш центр давно следит за его высказываниями в трансгалактической сети. Статья Кодекса восемьсот двадцать восемь дробь один – ему грозит до пяти лет изоляции, а может и принудительное изменение сознания.

– Ага. Понятно, – Валера поднес руку к лицу, словно хотел почесать небритый подбородок, хотя никакой щетины у него, конечно, не было, – Подождите минутку. Я сейчас.

Он прошел мимо буксира, увидел распахнутую дверцу черного хода. Где-то там, за ангаром, среди колосящейся пшеницы, мелькали голова и плечи убегающего Гоши. Еще мгновение и он пропал. То ли споткнулся, то ли намеренно упал на землю, надеясь спрятаться. Инспектор вернулся к службистам.

– Сожалею, коллеги, но “Колхозное поле четыреста семнадцать” не может вам выдать этого преступника.

Один из парней снял солнечные очки, двинулся на Валеру, но напарник остановил его.

– Почему, позвольте узнать?

– Потому что он уже привлечен к ответственности за преступление на нашей планете и будет осужден решением нашего суда. Результаты мы сообщим вам по почте. Когда прибудет почтовый корабль, конечно. Он прилетает чуть реже, чем фуражные контейнеровозы. Раз в десять лет, если не ошибаюсь.

Искренняя улыбка номер один.

– Знаешь, железка…

– Я из пластика. В основном.

– Неважно! Твое дело маленькое, и… – самый нетерпеливый из сотрудников центра сделал движение, будто собирался достать что-то из кармана пиджака.

В этот момент в глубине ангара шевельнулись тени. Сначала справа, потом слева. Парни в костюмах отпрянули. На них из темноты надвигались два робота, больше всего похожие на огромные боевые механизмы.

– У вас есть еще вопросы, господа? Если нет, я провожу вас до корабля.

Было слышно, как нетерпеливый скрипнул зубами.

Когда маневровые двигатели, плавно ускоряясь, подняли черную тушу над землей, Валера уже направлялся к пшеничному полю. Отыскать испуганного беглеца удалось не сразу.

– Поднимайтесь. Они улетели.

Гоша сел, стряхивая с вихрастой головы солому.

– Правда?

– Правда.

– Но… Как вам удалось их спровадить? – тут он увидел двух огромных роботов, появившихся из офиса-участка. Понимающе кивнул.

– Ну что вы! – андроид проследил за его взглядом, – Это Антон и Василий – уборочные комбайны.

Он видел, что новоявленного преступника все еще гложут сомнения.

– Не бойтесь, те двое не вернутся. Люди формалисты, а формально вы теперь осужденный на планете “Колхозное поле номер четыреста семнадцать”.

– Ос… осужденный?!

– Конечно. Единственный способ обезопасить вас от преследования со стороны, – инспектор ткнул пластиковым пальцем в небо, – Людей. Или вы недовольны?

Гоша обреченно опустил руки, посмотрел на окружающий его сельский пейзаж.

– Если не было другого выхода, то что уж… Доволен, недоволен – какая теперь разница? Надолго вы меня здесь?

– Зависит от решения судьи. Полагаю, до исправления.

– Кто же судья?

Андроид снова нарисовал зелеными светодиодами улыбку.

– Ну, кроме меня здесь нет специалистов нужного профиля. Я следователь, я прокурор, я адвокат. Я и судья.

– Ух ты. А… Где же тюрьма?

– Думаю, моя задача в том, чтобы вы не покинули планету. Значит, она и есть ваша тюрьма. Ходите, куда вздумается. Придется еще изъять из урожая небольшой процент готовой продукции, но я же должен чем-то кормить осужденного.

Георгий Алексеевич пару раз открыл и закрыл рот, не зная, что ответить.

– Послушайте, Валерий. Что же я нарушил? Какое преступление совершил?

– Самое страшное на нашей планете.

Гоша невольно вжал голову в плечи.

– Повредили сельскохозяйственные насаждения.

– Так ведь я… всего лишь крапиву примял.

Валерий пожал плечами.

– Из крапивы можно, например, суп варить. Почему нет?

На лицевой панели эмоциональная реакция номер один – искренняя улыбка.

Оставить комментарий
Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник. Copyright © 2019 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».