ВВЕРХ!

Ходоки

Фото с сайта imgfon.ru

Металлическая нога ступила в глубокую зеленоватую лужу, подняв фонтан брызг. Рядом, сотрясая почву, опустилась другая. Четыре десятиметровых конечности, чередуясь друг с другом, шагали по разбитому проспекту. Эхо перекатывалось между стен давно заброшенных кварталов, распугивая воронье.

Внутри дома, собранного на самоходной платформе, все скрипело и дребезжало. На нижнем ярусе надрывно подвывали двигатели, жадно всасывающие смесь ядовитых химикатов. Человек, управляющий движением платформы, сидел у обзорного окна, положив ноги на металлический пульт. Ему не нужно было прилагать особых усилий для того, чтобы вся конструкция шагала ровно, в нужном направлении: Несколько старых смартфонов, подключенных к пульту, следили за маршрутом, равновесием, режимом работы двигателей…

Изрыгнув порцию черного дыма, дом повернул на перекрестке, двинулся к площади, которая уже появилась впереди. Ноги ходока, покрытые снизу слоем разноцветной, вонючей жижи, создавали размеренный ритм движения, неумолимо приближая дом к намеченной цели. Человек поднял бинокль, посмотрел вперед. На площади уже собирались остальные: ходоки стыковались друг с другом, окружая высокую башню, швартуясь у ее основания. Многочисленные трубы коптили небо, дым висел над площадью сизым облаком.

Водитель заметил в нескольких окнах справа и слева отблески окуляров. Вряд ли это были другие бинокли или подзорные трубы, скорее оптические прицелы. Он потянул за лебедку, поднял над домом ярко-зеленый вымпел, обозначив свою принадлежность. Когда его самоходная платформа приблизилась к общему собранию, несколько домов лениво расступились, открывая проход к самой башне.

Вой двигателей сошел на нет, превратившись в глухое урчание. Лязг швартовочных цепей, голоса снаружи… Дверь дома открылась, по лестнице спустился водитель – хрупкая девушка в сером комбинезоне. Ее встречал старик в лохмотьях и несколько вооруженных людей.

– Здравствуй, Света. Пришла, значит.

Она кивнула, посмотрела на злые лица охранников. Бесцеремонно протолкавшись через них, направилась в темное нутро башни. Старик засеменил следом, стараясь быть ближе к девушке.

– Я думал, не появишся. Надеялся. Зря ты… Эх, – он говорил тихо, так, чтобы вооруженные люди позади не слышали, – Говорил же – брось свои исследования, эксперименты эти дурацкие! Да что теперь… Ты не бойся. Главное, все отрицай! Не я мол, ничего не знаю, не ведаю.

Света посмотрела на старика, на лице ее мелькнула тень улыбки.

– Не переживай Андрей Афанасич. Все будет хорошо.

Он отстранился, поглядел ей вслед, пока фигурка в сером комбинезоне не скрылась под аркой с надписью “Трибунал”. Охранники прошли следом.

– Ну да… Ну да… – старик пошамкал почти беззубым ртом, повернулся, отправившись восвояси.

Зал трибунала был заполнен людьми. Мужчины, женщины… Почти все смотрели на нее с неодобрением, некоторые с нескрываемой ненавистью. У дальней стены, на возвышении, сидел Трибун. Кресло под ним было сварено из черного железа, спинку скрывала кроваво-красная материя. Увидев Светлану, Трибун на мгновение смутился, во взгляде его отразилось удивление. Но он быстро взял себя в руки – суровое лицо снова стало непроницаемым.

Охранники заставили девушку встать напротив, у возвышения. Молоток звонко ударил по металлическому подлокотнику судейского кресла, призывая публику к вниманию и тишине. Ропот в зале стих.

– Заседание объявляется открытым! – громко провозгласил Трибун и тихо добавил – Вряд ли оно будет долгим.

Света оглянулась. Много знакомых лиц. Некоторые были обязаны ей своим благополучием, исправно работающей техникой. Но сейчас не стоило ждать поддержки: даже те, кто в глубине души сочувствовали ей, не смели этого показать.

– Починитель Светлана Одинцова по прозвищу Выдумщица, ты обвиняешься в преступлении против общества ходоков! Собранные доказательства, показания свидетелей, говорят нам о том, что ты неоднократно загрязняла участки соседей, уважаемых людей. Признаешь ли вину?

Света подняла подбородок, спокойно ответила:

– Признаю.

Трибун криво ухмыльнулся.

– И в том, что на своей территории устроила незаконный полигон – признаешься?

– Да.

– В том, что уничтожила не принадлежащий тебе сбор металла уважаемого Германа Хромоногого? Что насадила вредные биологические организмы на пустоши, принадлежащей достопочтенному Аркадию Болтливому? Что разводила мелких тварей, жалящих и кусающих, досаждающих членам нашего общества? И что…

Он зашуршал бумажками. Подскочил помощник, протянул еще одну кипу листов. Трибун потряс доказательствами.

– Признаешься во всем этом и остальном, указанном в обвинении?

– Признаюсь. Признаюсь, что расчищала своими силами мусорные свалки. Что пыталась осушить и дезактивировать ядовитые болота. Что засевала землю деревьями и другими растениями, выводила насекомых, которые их опыляли. Что пыталась сделать наш мир лучше, таким, какой он был когда-то. Во всем этом – признаюсь.

– Молчать! – выкрикнул Трибун и ударил молотком по металлическому поручню, высекая искры. Лицо его побагровело от злобы. Несколько мгновений он сверлил девушку взглядом, потом украдкой посмотрел на публику – не смутила ли девчонка кого крамольными речами?

– Нам все ясно, – произнес он уже спокойнее и откинулся в кресле, – Вина твоя неоспорима.

Достал грязный платок, вытер испарину на затылке.

– Именем свободного государства ходоков приговариваю тебя к принудительному исправлению! И да будешь ты отдана вместе со всем имуществом во владение уважаемому члену общества на неограниченный срок! – еще один удар молотка. Трибун плотоядно облизнулся, – Я сам тобой займусь… Отвести на мою платформу! Заседание закрыто!

Света сжала губы, не спускала глаз с обвинителя, пока охранники не схватили ее за руки, не потащили к выходу. Но и тогда она успела обернуться, бросить на Трибуна полный презрения, насмешливый взгляд, от которого у него похолодело внутри.

Несколько лет упорного труда и вот – кульминация! Девчонка собрала у башни почти всех, чтобы… Нет, не крикнуть в отчаянии людям слова правды, слова ничего не стоят. Гораздо важнее то, что уникальная культура, которую ей удалось вывести, сейчас расползалась в грязной воде, покрывающей всю площадь. Она цеплялась за ходовые части чужих платформ, взбиралась по ним вверх, чтобы уйти вместе с домами в разные стороны, расплодиться, словно вирус, сразу во всех владениях уважаемых граждан “свободного государства”. Еще несколько месяцев и гигантская свалка, которая на самом деле и была этим государством, покроется зеленым ковром. Он поглотит, сожрет и переработает весь мусор, очистит землю от ядов. А для господина Трибуна у нее тоже есть сюрприз…

Света улыбнулась украдкой. Маленький паразит, спрятанный в пробирке, которую она надежно скрыла в одном из карманов. Уж она позаботится, чтобы эта тварь – порождение токсинов и мутаций – попала в еду своему новоявленному хозяину. О нет, она не убьет его! Но поразит его мозг, сделает послушной, внушаемой куклой, которая будет выполнять приказы другого человека. Исправление началось…

Черные струи дыма заполнили небо над площадью. Неуклюже переваливаясь с боку на бок, ходоки разбредались в разные стороны.

Оставить комментарий
Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник. Copyright © 2019 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».