Каньон Джерго. Часть 1

Каньон Джерго. Часть 1

Картинка из открытых источников

Песчаная буря улеглась – высоко в небе еще кружились остатки мутной взвеси, но дышать можно было и без маски. Фронольд вбил в скалистый грунт вертикальную иглу зонда, дождался, пока она начнет самостоятельно погружаться, вгрызаясь в твердую породу. Удовлетворенно хмыкнул, собрал инструменты и вернулся к флайскутеру.

Восемнадцать зондов на десять квадратных километров – более чем достаточно для того, чтобы найти жилу люцеатида. Через несколько дней надо будет вернуться, собрать результаты. Глядишь, что-нибудь да обнаружится. Должно обнаружиться! Во всяком случае, парень очень хотел в это верить.

Флайскутер затарахтел, приподнялся над камнями. Качнулся в сторону, но гироскопы быстро поймали равновесие. Оставляя над землей след из клубящейся пыли, Фронольд помчался домой. Какие-нибудь полчаса полета и вот уже появились на горизонте зубчатые очертания верхних ярусов – в основном пристанища неудачников, которые не могут позволить себе жилье внизу, под прикрытием стен Каньона.

Здесь надо быть осторожнее. Вдоль обжитого ущелья, протянувшегося на десятки тысяч километров, то и дело сновали такие же флайскутеры и более громоздкие спидеры. Зазеваешься – поминай, как звали!

Сбавил скорость, юркнул в просвет между лачугами, направляя машину вдоль Каньона, снизившись до такой высоты, чтобы не зацепить натянутые поверху провода и не врезаться в появляющиеся внизу мосты и виадуки. Справа и слева мелькали дома, магазины, питейные заведения, фермерские террасы, промысловые конторы, снова дома… И везде сплошной муравьиной массой шевелились людские потоки, перебираясь с одного яруса на другой, останавливаясь на рыночных толкучках, перетекая с левого берега на правый и обратно. Сверкали яркие вывески, тянуло дымком с запахом жареного мяса и печеного хлеба, который в следующее мгновение сменялся на вонь гниющих помоев.

Последний вираж над лодочниками, сгрудившимися у портового кабака, и вот уже Фронольд приземлился за деревянным зданием с горящей неоном вывеской “Приют у Динни”. Хозяин заведения был его старым приятелем, оставлять здесь машину было удобно – всегда под присмотром и от дома недалеко.

Перекинул сумку через плечо, вдохнул привычный воздух колонии, подогретый почти истлевшей, затухающей вулканической активностью. Извержения здесь не случались тысячи лет, но вода в ущельях, подобных Каньону Джерго, протекающая по его дну, всегда была теплой, а на террасах созревали урожаи овощей и злаковых, которые на поверхности планеты, открытой ветрам и ночным заморозкам, просто погибли бы.

Фронольд толкнул потертую деревянную дверь, вошел в шумный салон кабака: после трудового дня не грех было и горло промочить. Несколько человек повернулись в его сторону, он заметил среди них знакомые лица, кто-то приветственно кивнул ему. Парень не стал присаживаться за столик, нашел свободный стул у стойки, заказал единственный сорт местного пенного. Хозяин поставил перед ним кружку, вытер руки о передник, который когда-то был белым.

– Ну что, Фрон, как успехи?

Прежде, чем ответить, Фронольд сделал несколько жадных глотков.

– Ах! – вытер губы, – Так себе. Деньги карманы не оттягивают.

– Но на выпивку-то хватит? В долг не продаю, ты знаешь! – хозяин хохотнул громким басом.

– Хватит, – успокоил его парень.

Его худощавое лицо – обветренное, загоревшее в лучах тусклого джергорианского солнца – не выражало никаких эмоций. Фронольд вообще был человеком спокойным, не вспыльчивым. Пожалуй, даже скупым на радость или злобу. В свои неполные двадцать три он успел повидать многое и морщинки у глаз говорили о том, что жизнь рано начала учить его своим премудростям.

– Поговаривают, – хозяин “Приюта” наклонился через стойку, – Что на разработку руды теперь нужна специальная лицензия.

Фрон махнул рукой.

– Ерунда, никакой лицензии не нужно. А если и потребуют, пусть идут… – он употребил крепкое словечко, бывшее в ходу только в бедных кварталах Каньона, – Я и так работаю в пустоши. Того, что нахожу, едва хватает на жизнь.

– Да, еще… – владелец грязного фартука понизил голос, – Тут приходили по твою душу.

– Кто?

– Не знаю. Двое, одеты хорошо, но не сказать, чтобы господа из высшего общества. Спрашивали – где, да когда вернется…

– И что ты им сказал?

Хозяин развел руками, обиженно выпятил нижнюю губу.

– Обижаешь, Фронольд!

– Ладно, ладно…

Парень несколько минут сидел, уставившись на опустевшую кружку, обдумывал полученную информацию. Потом вдруг сорвался с места, почти добежал до дверей, но вернулся, бросил на стойку несколько монет.

Дом, где жил его отец с мачехой и сводной сестрой, приютился в Узком квартале, на ярус выше маленькой фермы с теплицами, затянутыми полупрозрачной пленкой, и на ярус ниже магазина скобяных изделий, в который отец сдавал иногда свои поделки, чем семья и жила. Фронольд не хотел их обременять, поэтому съехал еще четыре года назад, как только стал что-то зарабатывать самостоятельно. Да и отношения с родными нельзя было назвать очень теплыми. Только сестру, пусть и не родную, Фрон жалел, старался помогать, чем мог.

Узкий квартал был сразу за поворотом, но пришлось ждать, пока дорогу освободит взлетающий транспортник: торговцы не церемонились, сажали корабли прямо к складам внутри Каньона, нарушая движение. Так им было удобнее, чем приземляться в пустоши и перетаскивать туда купленный люцеатид.

Выкрутив ручку акселератора, Фрон рванул вперед, подныривая под встречный спидер. Вслед ему понеслись проклятия, но он не обращал на них внимания. Вот и знакомый дом, три желтых окна. На улице уже темнело и жители Каньона, имевшие свои генераторы, зажигали в домах свет.

Фронольд вильнул, приземляясь на маленькую террасу, прислонил флайскутер к стене. Ворвался в дом, распахнув дверь. От неожиданности тарелка, которую мачеха держала в руках, чуть не оказалась на полу. Отец лишь спокойно приподнял голову, отвлекаясь от мерцающей голограммы информатория.

– Где Алестера? – Фрон смотрел на отца, ждал ответа, хотя понимал, что уже знает его.

– Твое какое дело? – родитель снова уставился на голограмму.

– Вы продали ее. Так?

Мачеха подскочила, вставая между отцом и Фронольдом, запричитала что-то, но он ее не слушал.

– Ей же недавно только восемнадцать исполнилось! – не унимался сын, – Что ж вы делаете-то, а? Это же ваша дочь!

– Вот и хорошо, что восемнадцать, – проворчал отец, – Ты у нас очень умный, а она без образования. Чем на жизнь зарабатывать будет? Или до старости вот здесь… – он похлопал себя по шее, – сидеть?

– Все у нее ладно теперь, – нашептывала мачеха, поглаживая Фрона по плечу, стараясь отодвинуть поближе к выходу, – Господин Зандельм приличный человек, дурной судьбы ей не сделает.

– Господин Зандельм торговец живым товаром! Или замучает ее в своем заведении, или перепродаст подороже, какому-нибудь пройдохе из пояса астероидов!

Он сплюнул, вышел из дома. Мачеха последовала за ним, кутаясь от вечерней прохлады в изрядно поношенную кофту. Она никогда не видела пасынка таким – с огнем в глазах, металлом в голосе.

– Деньги вам уже отдали? – спросил он ее спокойнее.

– Нет еще, но господин Зандельм – человек слова…

– Это я уже слышал.

Он лихорадочно размышлял. Перейти дорогу такому дельцу – все равно, что подписать себе смертный приговор. Но одна только мысль о том, чем Лесси придется заниматься в руках у Штэри Зандельма, повергала его в ужас и заставляла сжимать кулаки. Сводная сестра всегда была скромной, улыбчивой девчушкой, не способной за себя постоять.

– Ты уж меня извини, Фрон, – дошли до его сознания слова мачехи, которая все еще стояла рядом и что-то болтала, – Но это правильно, что Алестеру отправили подальше от дома. Нехорошо отец на нее смотрел, нехорошо. Да и ты… Чего греха таить…

– Дура ты, мать.

– Ну пусть дура. Тебе кто сказал-то? Ну, что ее… Что мы…

– Сам догадался. Меня искали, значит боялись, что помешаю. И правильно боялись.

Он скрипнул зубами, оседлал машину. Стал вспоминать, куда положил купленный еще в прошлом году бластер. “В бардачок флайскутера, с правого борта. Да, точно”. Завел, не оглядываясь рванул с места. Поднялся над Каньоном, заставляя машину надрывно завывать антигравами, больше высота, больше расход энергии. Но сейчас на это наплевать, поверху будет быстрее. Если повезет – догонит машину, далеко они уйти не могли. Он этот спидер хорошо знал, не раз видел: длинный, лакированный, красного цвета. Зандельм регулярно объезжал бедные кварталы, выискивал добычу. Но сам торгаш вряд ли приезжал за Лесси, отправил своих шестерок, которые и в кабак наведывались. “Сколько их в машине? Трое? Четверо? А если догоню – что потом? Потом будь, что будет!”.

Ветер трепал его волосы, накатываясь то теплым потоком со дна Каньона, то холодными порывами с пустоши. Фрон поглядывал вниз, стараясь рассмотреть среди огней проносящейся под ним колонии красный силуэт. Но там не было ничего похожего. Взял левее, пропуская корабль, спускавшийся с темного, иссиня-черного неба. Вернулся на прежний курс. Показалось ответвление: на север уходило плохо обжитое ущелье, но туда они не свернут, ни к чему. Надо лететь дальше!

Каньон расширился, стал ярче и оживленнее. Бойкие кварталы. Здесь почти не случалось выхода на поверхность люцеатидовой руды, поэтому не было приисков и селений работяг. Зато цвела пышным цветом недвижимость тех, кто побогаче.

Фрон потянул ручку на себя, заставил машину подняться еще выше, почти до предела возможностей. Нахмурился, вглядываясь в сверкающую реку огней, протянувшуюся в бесконечность, разрезающую безжизненные пространства планеты на два полушария. И тут ему показалось, что он видит в этой реке маленький штрих, отражающий свет красным, лакированным корпусом. Ускорился, спикировал вниз! “Теперь не уйдете, гады”.

Спустился ниже уровня верхних ярусов. Приходилось часто лавировать, глаза то и дело слепили встречные машины. Никто не регулировал движение в Каньоне, все решалось оружием или весом кошелька, достаточным для найма охраны: подрезал не того человека – получи выстрел вдогонку.

Вот и они! Красный спидер не слишком спешил. Зачем торопиться, если тебе не нужно бороться за жизнь в злобном мире? Они работают на важного человека и все блага падают к ним в руки сами, словно спелые плоды. “Ну ничего, скоро мы это поправим”.

Правой рукой потянулся к бардачку, приоткрыл его, выуживая бластер. Холодный металл рукояти соприкоснулся с теплой ладонью, придавая уверенности, заставляя кровь бурлить от адреналина. Фронольд обогнал спидер. Он хотел заглянуть в окна, но боковые затонированы наглухо. Куда стрелять? В водителя? Они разобьются. Нужно лишь повредить машину, заставить их сесть.

Кажется, его заметили. Спидер дернулся в сторону, стал увеличивать скорость. Медлить больше нельзя!

Впереди вдруг показался старый мост, построенный еще во времена освоения: несколько пешеходных уровней, две товарных линии для грузовых платформ. Обе машины мчались прямо на опору. Еще мгновение и… Нет, разминулись – Фрон проскочил левее, спидер облетел справа. Когда выскочили из под моста, парень его не увидел, стал вертеть головой. Красный силуэт мелькнул вверху, покидая Каньон, направляясь в глубину пустоши.

“Двигатель у них мощнее, на прямой уйдут. И подмогу наверняка вызвали”. Он не стал больше раздумывать. Поднял бластер. Целился в нижнюю часть машины, в антигравитационные подушки. Выстрел! Мимо. Еще один. Еще! Спидер вилял, уворачиваясь. Кто-то открыл окно, выстрелил в ответ. И тут Фронольду повезло: он попал в правый нижний угол красного силуэта. Что-то заискрило, потянулся серый шлейф дыма.

Спидер замедлил полет, попытался развернуться, но, видимо, гироскопы не отрабатывали на сто процентов – он чуть не перевернулся в воздухе. Машина стала снижаться. Фрон летел следом, не слишком приближаясь, но и стараясь не отстать. “Только не вздумайте разбиться!”.

Удар о каменную равнину, подскок… В разные стороны полетели углепластиковые осколки красивого кузова. Подняв пыль и прочертив посреди пустоши темную линию, спидер замер. Фрон приземлился рядом, еще до того, как откинулась вверх широкая дверца красной машины. Через порог перевалился тучный мужчина, на ходу вытаскивая из кобуры оружие. Выстрел! Мужчина упал. Фрон услышал, как из машины донесся сдавленный женский крик. Он не выдержал, подбежал.

Все еще выставляя перед собой бластер, заглянул в кабину. Внутри, уткнувшись в треснувшее лобовое стекло головой, запачкав его красным, сидел еще один мужчина. Он не подавал признаков жизни.

– Фрон? Это ты?!

В заднее сиденье вжималась белая от страха Алестера. Больше в машине никого не было.

– Я думала… думала… нас кто-то… хочет убить.

– Не вас, а их. Давай руку! Времени мало, скоро здесь будут другие.

Помог ей выбраться из машины. Девушка заметила тело, распростертое на земле, снова вскрикнула, прикрыв рот ладонью.

– Господи, что ты наделал, Фронольд?! Теперь нам обоим конец!

Он остановился, посмотрел ей в глаза. Встряхнул.

– Очнись, Лесси! Я спас тебя! Неужели ты хотела угробить свою жизнь на этого… Штэри Зандельма?

– Нет, но…

Посадил ее на флайскутер.

– Держись крепче, глупая. Поедем быстро, очень быстро!

Было только одно место, где он мог спрятать сестру, не опасаясь, что ее там будут искать. Но туда еще нужно добраться! Энергии в батарее флайскутера мало – километров на пятнадцать, максимум двадцать, и это если не подниматься слишком высоко. Впрочем, должно хватить.

Пока за их головы еще не назначена награда, шестерки Зандельма разбираются – в чем дело, ищут пропавшую машину. Но это продлится недолго. Фрон постарался облететь самые оживленные места, потом рискнул подняться высоко в воздух, чтобы снизу нельзя было разглядеть, кто это пересекает Каньон – один человек, или двое, мужчина или женщина. На южной стороне снизился, пролетел еще с километр. И тут двигатель чихнул, провернуться еще раз и заглох окончательно.

Удалось остановить машину без кувырков, без жесткой посадки – аварийный заряд позволил подушкам работать еще с минуту. Фрон бросил флайскутер за большим валуном. Не бог весть какое укрытие, но лучше, чем ничего. Была бы здесь пустыня, можно было бы засыпать его песком, но вокруг были только вечные джергорианские камни и пыль, в которой, конечно, останутся их следы. Ничего не поделаешь, остается лишь надеяться, что искать их сначала будут на северной стороне, там, где упала машина.

Фрон почти бежал, подгоняя Лесси, потом просто схватил ее за руку, потащил за собой. Она все еще была бледна. От мыслей о пережитом и о том, что им еще предстоит, девушка, казалось, готова была лишиться чувств.

– Давай сюда!

Побежали вдоль Каньона, оставаясь от него на приличном расстоянии. Фрон хотел миновать цепочку строений верхнего яруса, где круглосуточно царило оживление. Чуть дальше начинались склады и там можно незамеченными спуститься вниз. В их ситуации логичнее было бы вообще оставить Каньон, убраться от него подальше, хотя бы на время. Но скрыться в пустоши не получится и выжить там невозможно.

В небе мелькнули огни. Какая-то машина медленно шла над каменной равниной, двигаясь с запада на восток. Фронольд остановился, обнял сестру. Спрятаться им негде: если направят луч света – неминуемо обнаружат. Они стояли обнявшись, скрытые лишь темнотой позднего вечера. Фрон поглаживал рукоять бластера, но не хотел пускать его в ход, пока в этом не будет крайней необходимости. Машина повернула, миновав их стороной. Может это и не погоня. Может, просто захмелевшие гуляки возвращались домой.

– Вперед!

Когда рискнули приблизиться к краю обитаемого мира, их следы уже затерялись на камнях множества посадочных площадок, лишенных пыли. Спустились на два яруса ниже, проскочив между складскими ангарами.

– Куда мы? – спросила Лесси.

– Уже близко.

Они переждали в темной нише, пока мимо пройдет шумная компания старателей. Пробежали вдоль нескольких домов, пока парень не остановился у железных дверей. Огляделся по сторонам. Неподалеку висел фонарь, но такой тусклый, что вряд ли мог высветить две фигуры. Фрон осторожно постучал. Почти минуту было тихо, потом с той стороны спросили:

– Кто?

– Это я, Фронольд Джаренто. Откройте, профессор!

Еще несколько секунд ожидания, потом скрип старого замка. Дверь приоткрылась.

– Здравствуй, Фрон. Чего так поздно? О, да ты не один.

– Профессор Торе, можем мы войти?

Пожилой мужчина замялся, но открыл двери пошире.

– Хорошо, входите.

Лесси оставалась в гостиной, пока ее брат разговаривал со стариком на кухне. Тот предложил ему чай, но Фрон отнес его девушке, сам отказался.

– Я знаю, Торе, вы не самый смелый житель Каньона. Но мне не к кому больше обратиться. За те годы, что вы давали мне уроки по геологии, я достаточно вас узнал, и верю, что вы порядочный человек. Пусть Лесси побудет здесь, хотя бы немного – может день или два. Я оплачу все ваши хлопоты, обещаю!

Профессор сел на стул, махнул в сторону Фронольда рукой.

– Перестань. “Оплачу”... Пусть остается. Сам-то ты куда?

Парень опустил взгляд, не ответил. Он зашел к сестре, сказал ей что-то успокаивающее и собрался было уходить, но в прихожей старик остановил его.

– Ты в пустошь, да? Тебе кто-то подсказал, где искать жилу. Так ведь? Брось это, мальчик, – профессор схватил его за руку своей тонкой, иссохшей ладонью, – Оно не даст хорошего совета. Брось!

Взгляды их пересеклись и Фрон понял, что профессор Торе – даром, что старый и немощный – догадывался о том, чего знать не должен.

Яндекс.Метрика   Top.Mail.Ru  

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Copyright © 2019-2020 «Фантастические рассказы Александра Прялухина».

Search